Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

я

Ни дня, ни часа

Жизнь аллергика в принципе не бывает скучной. Особенно если это крепкий, опытный аллергик с многолетним стажем.
С ним не то чтобы постоянно случаются интересные приключения, но он каждую минуту своей жизни к ним готов.
Опыт подсказывает ему, что триггернуть его может в буквальном смысле с чего угодно вплоть до дистиллированной воды, а также в любой момент времени, вплоть до неделю спустя после приема этой воды.
Научные сведения, собранные им за жизнь в разных авторитетных источниках, сводятся к фразе "всякое бывает". Поскольку об аллергии современные продвинутые специалисты знают примерно ни хрена, но и это не точно.
Все это способствует выработке у аллергика таких личностных свойств, как смирение и фатализм. Еще иногда это способствует развитию у аллергика тревожного расстройства.
Аллергик с тревожным расстройством - это совсем не то, что обычный аллергик.
Обычный аллергик точно знает, что его может на ровном месте обкидать какой-нибудь сыпью, или нахлобучить насморком, или накрыть еще каким-нибудь поносом, ибо сказано - не ведаете ни дня, ни часа.
Аллергик с тревожным расстройством не оперирует такими банальностями, как насморк. Его реальность исполнена широкими мазками. В своих ожиданиях он начинает сразу с анафилаксии и ураганного отека. Выпивши дистиллированной воды, он твердо знает - счет пошел на минуты.
То, что с ним при этом годами ничего не случается, не имеет никакого значения. Ведь может же случиться? Может. Ну и все.
Аллергик с тревожным расстройством никогда не примет какую-нибудь новую таблетку и не намажется неизвестным ему кремом просто так, вечером после еды.  Для него это всегда русская рулетка, и по сравнению с ним Нео с его синей пилюлей вообще ничем не рисковал. Всякую новую таблетку он норовит принять хотя бы в первый раз в условиях медицинского учреждения, например в вестибюле поликлиники. Это повышает шансы на выживание в случае чего, считает он.
Новым кремом он рискует намазаться, только если вокруг него собралась вся семья - кто-то уже набирает номер Скорой, чтобы не тратить потом драгоценные секунды на соединение, кто-то под окнами прогревает мотор.
Те же меры предпринимаются, если предстоит принять незнакомую таблетку в вечернее время, когда прокрасться на всякий случай в медицинское учреждение невозможно, потому что оно закрыто.
Теперь представьте себе аллергика с тревожным расстройством, у которого нашли гастрит в предъязвенной кондиции и прописали пять неизвестных ему препаратов, из которых два - ядерные антибиотики.
А теперь представьте себе этого тревожного аллергика с гастритом, который живет один.
Теперь вы более-менее в курсе моей сложной внутренней жизни.
я

Внимание, выгорание

Этапы профвыгорания у препода выглядят так.
Первые 10 лет: "О, круто, они этого не знают!"
Вторые 10 лет: "Идиоты, как можно этого не знать?!"
Третьи 10 лет: "Господи, ну зачем им это знать??"
В других профессиях текст другой, но смысл тот же.
Первым уходит кураж.
Это больше не твой танец в луче прожектора, который каждый раз как впервые, когда для тебя нет ничего - ни проблем, ни болезней, ни усталости, - ничего, кроме тысячи глаз в зале и той, самой главной пары глаз, которая смотрит на тебя сверху, ты точно знаешь, что смотрит, ты это чувствуешь, и когда ты выходишь на поклоны - твой первый поклон именно в ту сторону, туда, где эта императорская ложа.
Так вот, ничего этого больше нет. Ты выходишь на сцену, волоча за собой все свои проблемы и болезни, усталость и раздражение, и танец твой уже больше не полет в бессмертие, а просто мастерство. Ты рад аплодисментам - они означают, что все закончилось, что сейчас ты выйдешь из служебного входа и сядешь в такси. И ты совсем не рад, что завтра нужно снова плясать, ты вообще об этом не думаешь, потому что не о чем тут думать, а движения ты знаешь наизусть.
А потом ты замечаешь, что стал их забывать, так всегда бывает, если перестаешь об этом думать. И ты снова начинаешь об этом думать, только теперь уже с досадой, потому что теперь этот танец отнимает все больше сил, и тебе совершенно все равно, сильно ли тебе хлопают, ты хочешь просто уйти отсюда и больше не приходить никогда. Но у тебя контракт, плясать еще долго, и тогда ты говоришь себе - соберись, тряпка, и ты говоришь куда-то наверх - врешь, не возьмешь, и огненная энергия ненависти выносит тебя на сцену и держит в воздухе ровно столько, сколько нужно, чтобы исполнить нужный прыжок.
Эта злость очень быстро расходуется, и наступает день, когда ты говоришь себе - все, не могу больше. Да, я лузер, да, я сдался. Плевать. Пусть думают что хотят, да-да, и ты там на небеси - к тебе тоже относится. И тогда ты вспоминаешь про контракт и про неустойку. И про то, что вот сейчас ты отпляшешь сколько велено - и начнется наконец жизнь, а в ней модные туфли, и уикенд в Париже, и еще какие-нибудь пончики, да мало ли что можно купить на эти деньги. Тебе ведь хочется не плясать, а туфли и пончики, и если ради этого надо плясать - ну что ж, ты потерпишь.
И ты терпишь до тех пор, пока тебе не приходит пора подписывать следующий контракт на много-много выступлений, много-много боли в ногах и сна на таблетках, много-много туфель и пончиков. И ты вдруг понимаешь, что тебе не хочется ни туфель, ни пончиков, ни даже Парижа. Не то что такой ценой не хочется - вообще не хочется. Туфли? Какие туфли? Зачем туфли?
И ты понимаешь, что тебя покинула последняя причина, чтобы корячиться на сцене. И радость, и злость, и жадность - все они ушли друг за другом, оставили тебя одного, оставили тебя наконец-то в покое. И тогда ты ложишься клубочком и накрываешься с головой.
Я сейчас нахожусь в конце этого пути, т.е. на последней стадии. И я чувствую, что самой мне не вырулить (да, со мной тоже такое бывает).
Поэтому я иду на вебинар к моей невероятной подруге Наташе Терещенко. Это новый вебинар, он будет как раз про выгорание, удивительно вовремя.
Что-то мне подсказывает, что этой проблемой в последнее время накрыло не меня одну. Так что присоединяйтесь.
В четверг в 19.30 будет онлайн, но можно купить и запись, и то и другое стоит ерунду, а помощь будет большая. У Наташи она всегда такая.
Вот здесь Наташа пишет у себя про этот вебинар https://www.facebook.com/natal.ter/posts/3741367472581770
А вот ссылка, где записываться.
я

В Москву, в Москву

Он сидел на стуле, а я стояла перед ним уже без кофточки, его глаза блуждали по моей обнаженной груди, словно желая впитать малейшую подробность. Казалось, все, кроме моей груди, перестало для него существовать. Его взгляд метал молнии, а губы приоткрылись, чтобы произнести...

- Ну что ж, все отлично, я доволен. Можете одеться.

Это доктор Игорь Милькевич, который два года назад делал мне пластику молочных желез, испектировал, как поживают результаты его труда.
Познакомил нас когда-то доктор Авербух, примерно в таких выражениях: я, мол, только совершенствую то, что есть; а если нужен полный апгрейд, то это к Милькевичу.
Тот апгрейд мне так понравился, что я пришла снова.

Он держал мое лицо в ладонях и пожирал его глазами, словно желая впитать его до последней черточки. Я вся побледнела, как мрамор, только глаза мои дивно сверкали, отвечая на его страстный взгляд. Губы его приоткрылись, и он прошептал...

- Нет, круговую мы пока делать не будем. Мы пока сделаем веки.

Про доктора Милькевича я уже писала два года назад, но сейчас самое время напомнить.
Он хирург. В том числе пластический. А по основной специальности он онколог-маммолог (так что если не дай Бог что, я за себя спокойна, эти руки не дадут пропасть).
Он влюблен в свою профессию как Микельанджело, и так же в ней талантлив.
У него в инстаграме не модельные снимки оттюнингованных им красоток - там скучные и страшные схемы разрезов.
Он не модный доктор. Он настоящий доктор.

Он делает из больного здоровое, из некрасивого красивое и из старого молодое.
С ним не страшно. Он знает, что делает.

На этой неделе я иду к нему на вторую операцию.

Почему я пишу об этом сейчас, а не после всего, когда уже есть что показать?
После всего я и напишу, и покажу. А сейчас внимание девочки из Москвы!

6,7 и 8 июля доктор Милькевич будет у вас в Москве на гастролях. Т.е. чтобы к нему попасть, вам не надо ехать в Питер - он сам к вам приедет.
Принимать он будет в двух местах:

1. клиника Семейная , госпитальная пл д2 стр 1
2. Клиника Ревайв. Чонгарский бульвар 5 к 2

Записаться можно по телефону у администратора 8 (921) 562-95-92 (Прямая ссылка с ватсап: https://wa.me/79215629592)
Или напишите ему самому в инстаграм dr_milkevich

Он отличный хирург, правда. Я ему абсолютно доверяю.
И он делает все.
Прежде всего грудь - уменьшение, увеличение, подтяжка, реконструкция. Онкология и ее последствия в том числе, кстати.
Пластика груди у него стоит от 190т.
Липосакция от 50. Абдоминопластика от 250. Жир убирает буквально отовсюду, без балды.
Ну и лицо, само собой. Блефаропластика 110 под местным, 130 под общим наркозом.
Это все цены для Москвы, там вообще дороже, чем в Питере, но во-первых, в Питер не наездишься, особенно сейчас, с карантинами с этим.
А во-вторых, мы с ним договорились, что кто придет от меня - тому скидка 10%. Пароль - Малка Лоренц.
я

Стриптиз

Лытдыбров я не писала уже, пожалуй, несколько лет, и мне даже трудно вспомнить, как это делается.
Давным-давно, когда я еще этим занималась, это было просто - это все были письма совершенно определенному человеку.
Теперь, чтобы не наваять эссе или колонку, а сделать просто типа дневниковую запись, мне надо как-то запустить в себе этот режим - когда как будто говоришь с человеком.
Когда как будто существует человек, с которым хочется поговорить. Которому хочется что-то рассказать.
Сейчас уже трудно себе такое представить.
Я лучше буду думать, что это такое письмо будущей себе. Когда-нибудь прочесть и вспомнить. Не знаю зачем. Я давно уже стараюсь ничего не запоминать, потому что это совершенно бессмысленно. И совершенно непонятно, на фига будущей мне эта информация.
Но если бы я взялась писать такое письмо, я бы первым делом рассказала, как весь фейсбук занят тем, что придумывает себе развлечения. Типа чтобы не сойти с ума от скуки и тревоги, сидя в карантине.И как психологи в ленте учат бороться с депривацией и объясняют, как полезно бывает побыть с самим собой, не отвлекаясь на обычную дерготню.
С изумлением читаю о людях, которым не хватает коммуникации, и о людях, офигевающих от бездействия.
Каждый раз ловлю себя на мысли - как это они так здорово устроились, что им надо искать себе занятие?
Люди мутят какие-то флешмобы, люди делают сложные постановочные селфи. Я знаю, сколько времени занимает сделать такое селфи. Откуда у них это время, где они его взяли???
Не, я понимаю, что и эти селфи на грани искусства, и по пять постов в день на ФБ - это нервное, это защитные механизмы и все такое. Но где-то же эти люди берут время для защитных механизмов?
Когда начиналась вся эта поебота, я сперва оплакала свои сорванные путешествия, а потом стала представлять себе карантин примерно как я всю жизнь представляла больницу: все от тебя отвязались, никому не дотянуться, ты в домике - спишь и читаешь. Никакой долбаной работы. Телефон выключен, интернета нет. Покой и воля.
Хуй там плавал. У меня в эти последние пару месяцев столько работы, что старожилы не припомнят. Причем все это по скайпу, т.е. к обычной нагрузке добавляются два нюанса. Во-первых, я люто, утробно ненавижу любую видеосвязь. Для меня поговорить по скайпу с любимой подругой - как вагонетку катать. А преподавать по этому сучьему телевизору вообще мучение: сил уходит вдвое, толку вдвое меньше, деньги те же. Интересный, кстати, эффект: я могу абсолютно без усилий и даже с удовольствием вещать на большой зал. Но живьем. С видео это всегда страшное напряжение. Откуда-то появляются эти кошмарные интонации человека, на советском телефонном узле разговаривающего с Анадырем. Ужос.
И вот этих сеансов у меня в день по четыре.
Начало в лучшем случае в 11, обычно раньше. Каждый день.
Это значит, что мне каждый вечер перед сном уже жизнь не мила. И утром, продравши глаза по свистку, я сразу же из постели ползу работать, поэтому утром главная мысль - на фига вообще просыпаться, чтобы опять вот это все и ничего другого никогда.
Ничего другого не потому, что закрыты рестораны и театры, а потому что тупо некогда.
Параллельно происходит вторая работа, строится дача. Т.е. в промежутках между сеансами у меня есть выбор - часик поспать или решить какой-нибудь вопрос. Ночью, кстати, выбор примерно такой же, ночью ищется и покупается все необходимое, потому что это долго и днем не успеть.
Хозяйство, между прочим, тоже никто не отменял. Хоть мне и не надо обслуживать семью, но хоть суп-то надо сварить, не? У всех теток это вторая работа, у меня третья.
Одновременно всегда висит парочка дедлайнов, в смысле надо где-то чего-то писать. Какая-нибудь колонка (срочно все бросать и писать, это заработок), пятничные вопросы (срочно все бросать и писать, люди ждут), и в ФБ надо же писать хоть иногда (если аккаунт не вести неделями, он дешевеет). Нет, писать в соцсети для меня не отдых, это четвертая работа. Отдыхом это было много лет назад, когда я никому ничего не была должна.
Стройка - это расходы в режиме нон-стоп. На эти расходы надо непрерывно зарабатывать. Вчера, к примеру, оказалось, что там что-то нахуеверчено с трубой и со сливом в канаву. Это я взялась ставить забор и вуаля. Сюрприз. На этот забор в сочетании с канавой мне работать две недели не вынимая. Параллельно делают газон и дорожки, т.е. добавляем еще столько же.
Каждый день я думаю - если бы я только преподавала! Вот так же как сейчас, до офигения, до звезд в глазах, но в 9, например, вечера это бы кончалось. И все! И я бы смотрела, например, какое-нибудь кино. А не изучала бы ландшафтный дизайн, параллельно угрызаясь, что ничего не написано опять.
А потом я думаю - как хорошо, что я взялась за эту дачу именно сейчас и что мне некогда трусы надеть. Потому что будь у меня время, я бы реально сошла с ума.
Не от скуки, нет. От страха.
Потому что как только я остаюсь одна, приходит паника. Да, я боюсь заболеть, и это не смешно.
У меня главная фобия - умереть от удушья, так исторически сложилось. И все мои панические атаки, от которых я лечилась и так и этак - они все были именно про это. И они снова здесь, потому что с таким информационным фоном мои таблетки не справляются. Каждая ночь начинается с поиска симптомов. Симптомы, естественно, находятся (чота мне то жарко, то холодно, кашляю я вообще уже 15 лет без остановки, и вообще как-то мне невесело) - дальше понеслась. Оно, конечно, от панатаки еще никто не умер, но как-то, знаете, выматывает.
Плюс если я реально заболею, это же будет пипец. Заботиться обо мне некому, в больницу меня если отвезут, то в плохую (позаботиться, повторяю, некому), и там меня уморят в страшных мучениях. Вот такие примерно мысли занимают меня по ночам.
А утром в 9.30, да.
А потом, например, к маме с продуктами - опрометью туда-назад, в паузе между клиентами.
Или, если пауза побольше, то на объект. Час туда, час обратно и к станку.
Немножко не так я себе все это представляла.
Это была минутка душевного стриптиза, всем спасибо.
я

Ответы на пятничные вопросы ч.1

Соня здравствуйте, у меня брат в разводе. Я его с трудом терплю, чтобы он давал разрешение племянникам на выезд зарубеж. Очень люблю своих племянников и невестку. У нас на прошлой неделе племянник получил серьезную травму. В городе, где они живут, оперировать отказались из-за карантина. Смысл в том, что можно лечить без операции, но долго и хуже. А можно с операцией, люди встают на следующий день и начинают восстановление. Братец мой сказал, что пусть оно так, как есть "долго и хуже". Мы с невесткой нашли возможность прооперировать племянника в Москве. Меня обвинили в том, что я бесчувственная психопатка, которая не считается с чужим мнение и привыкла все решать деньгами. Причем, это сделал не только брат, но смысл маминой речи примерно таким же был. Я не очень понимаю, что я должна чувствовать, когда надо договориться, чтобы несколько рядов кресел в самолете заблокировали для носилок или скорую помощь к самолету подогнали. Я, правда, ничего не чувствую, когда беда случается. Это так уже давно. Я, вроде, со странностями, но мои странности безопасны для меня и окружающих. Может, у меня неправильные реакции, но, вроде, все в балансе. Или мне так кажется. Я знаю, как трудно найти хорошего психиатра, я пробовала, но это отняло много времени, и не получилось, потом я забросила. И я не пойму разбираться мне с этим, или пусть идет, как идёт?

Вы ничего не чувствуете, когда беда случается. И вы думаете, что это паталогия и что это надо лечить.
А я так не думаю.
Знаете, когда моя дочка была маленькой - 5,6,7 лет, и мы куда-то спешили, а она из-за чего-то расстаивалась, то я ей всегда говорила - некогда плакать. Давай мы потом поплачем, а сначала сделаем дело.
Я и сама так живу, это у меня практически девиз - некогда плакать!
Когда случается беда, надо не чувствовать, а действовать. И да, девять бед из десяти решаются деньгами (и слава Богу: что бы мы делали, если бы они не решались даже деньгами?). А насчет считаться с чужим мнением, то это я вообще не понимаю - что это еще за мнение и с какого подпрыгу с ним надо считаться, когда и так от забот не продохнуть.
Привычка все решать деньгами не нравится тем, кому жалко денег. Или у кого их нет, и он не считает нужным их достать, т.е. опять-таки см. пункт первый.
Такие люди очень любят иметь мнение, а также чего-нибудь чувствовать.
Человек, который не способен решить проблему деньгами (или их любым эквивалентом), может сам жевать свое мнение и свои чувства сколько ему нравится, потому что в контексте любой проблемы он представляет собой нулевую величину, и его мнение ценно примерно так же, как мнение оконного шпингалета.
Еще проще: 1.не можешь помочь - заткнись и не мешай; 2. решает тот, кто платит.
Так что вы нормальный человек, а братец ваш мудак и дебил.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Collapse )
я

Ты - это то, на чем ты ешь

Если вам не нравится сидеть дома, то это не обязательно из-за того, что вы такой тусовщик, что без компании часа не можете продышать. Таких тусовщиков гораздо меньше, чем тех, кому не нравится сидеть дома, из чего мы делаем вывод, что причина в чем-то другом.
Я всегда догадывалась, что если человеку неуютно дома, то это, скорее всего, потому, что у него неуютный дом.
А еще я всегда говорила и не устану повторять, что дом - это не просто проекция нашей жизни (бардак дома - бардак в жизни), это еще и то, с чего начинается нормальная жизнь, если ее до сих пор не было. Это тот самый первый шаг, с которого начинается дорога.
Если вам противно смотреть на то, что вас окружает, то вам всегда будет жизнь не мила.
Если вы едите на газете, вы всегда будете чувствовать себя беженцем и будете депрессовать без всякого карантина.
А если вас в этой неприятной обстановке еще и запереть - то вообще пиши пропало, каждый предмет станет вам шептать, что жизнь кончена, впереди ничего хорошего и сами вы ни на что не годны, здравствуй, депрессивная триада.
И наоборот - если вокруг (пусть даже на 30 метрах) каждая мелочь радует глаз плюс ее приятно взять в руки, то невольно возникает ощущение, что мир в целом не так уж плох, да и сами вы вполне себе молодец. Тонкий мир завязан на толстый гораздо прочнее, чем мы думаем.
Чтобы привести в порядок свой тонкий мир, не обязательно кидаться в капитальный ремонт или вообще бежать покупать дом у моря. Не надо ставить перед собой непосильных задач. Если нет денег на новый дом и новую мебель (новую профессию, новую семью, продолжите сами) - значит, красивая жизнь начнется с красивого белья, красивых полотенец и красивой посуды. Это известный эффект и вообще не нами заведено: человек, который ест на серебре, сильно отличается от человека, который ест на газете, даже если еда одна и та же.

Я еще помню время, когда меня держали за сумасшедшую, оттого что я тарелки покупала в цвет обоев, а скатерть в цвет тарелок. Тогда считалось, что если посуда мытая, то и слава Богу. А то, что она щербатая, уродская и с бору по сосенке, это в эпоху дефицита вообще никого не парило. Дефицит, однако, давно в прошлом, а приоритеты как-то ни с места.
Сейчас, когда мы все заперты каждый в своем мини-ландшафте, многие из нас почувствовали на себе, как этот ландшафт их угнетает. Самое время что-то с этим сделать; это не прихоть и не баловство, это средство повышения иммунитета. Недорогое и эффективное до такой степени, что разве только мертвых не подымает.
Когда началось все это свинство, я не побежала покупать гречку. Я побежала покупать посуду. Отличную посуду из Богемии, на которую по случаю свинства отличные скидки, до 35%.

Богемское стекло и хрусталь знамениты уже 800 лет и до сих пор делаются по той же технологии - это выдувное стекло, а не штамповка. Даже самые простые бокалы не имеют ни мерзких швов, ни позорного толстого края. У них тонкая гладкая кромка, они гораздо прозрачнее обычного стекла и совсем иначе блестят, они не пошло звякают, а мелодично поют от прикосновения и не бьются даже в посудомойке за счет добавления титана.

Те хрустальные стаканы, что я купила, сверкают как алмазы и стоят ерунду, со скидкой 3700 (за 6 штук, не за штуку!).

А еще я купила чудесные гладкие бокалы, один такой на последнем фото. Это моя любимая модель - самая простая и благородная, изящная и устойчивая, они сейчас вообще по 850 рублей за 6 штук.

Это дешевле, чем Икеевские стекляшки, а уровень совсем другой.

Фарфор Богемия тоже делает, и когда дача будет готова, я куплю туда отдельный сервиз (в цвет стен, да).

А пока я купила себе сервиз для завтрака на одно лицо - упоительно гладкий и добротный, цвета сумерек. Такая тарелка стоит со скидкой всего 500р, а кофейная чашка плюс блюдце 570р

Да, второй такой же сервиз (на второе лицо) я тоже купила. Я даже накрыла завтрак на двоих, специально для фото. Надеюсь, до Мироздания дошло, что я этим хотела сказать.

Больше я ничего покупать пока не стала, потому что эта веревочка может виться бесконечно. Потому что там есть и стекло-хрусталь, и чашки, и столовая посуда разной степени восхитительности, и подсвечники, и салатники, и какие-то подставки для тортов, и вазы для цветов, и держите меня семеро.

Кроме основного сайта, где я покупала, у них есть инстаграм, вот он

IMG_1623Collapse )
я

Спой, Мери, нам уныло и протяжно

Среди моих друзей нет ни одного человека, который бы не страдал тревожным расстройством. Иногда мне кажется, что такого человека вообще не существует в природе. Человека с тревожным расстройством, кроме вытаращенных глаз, отличает от здорового индивида склонность к прогнозированию. Я бы даже сказала, что это основной симптом, достаточный для постановки диагноза.
Поэтому, когда такие люди в условиях какого-нибудь кризиса собираются вместе, то получается какой-то Декамерон наизнанку. Вместо того чтобы обсуждать вечные ценности вроде половых девиаций, они полностью сосредотачиваются на текущем моменте и делятся соображениями насчет его, момента, дальнейшего развития. Мы в нашей компании, будучи поголовно экспертами и аналитиками разной степени диванности, уже успели обсудить актуальный кризис вдоль и поперек, и перспективы нам ясны, как никому другому.
Итак, что нас ждет, если карантин продлится, например, месяца три?
Для начала заглянем в домохозяйства, т.е. в квартиры сограждан. Начнем, так сказать, на микроуровне. При условии настоящего карантина, без балды, семьи окажутся надолго заперты в четырех стенах и их члены будут обречены неопределенное время наслаждаться обществом друг друга круглосуточно и без пауз. В нормальных условиях абсолютное большинство пар остается вместе по двум причинам: во-первых, у них ипотека, а во-вторых, они редко видятся. Про ипотеку мы поговорим чуть ниже, а вот непрерывный контакт будет иметь самые плачевные последствия. Те граждане, что попроще, станут с утра до ночи снимать стресс, измываясь над бабой и ребятишками (на фоне постоянной алкоголизации, разумеется). Домашнее насилие в условиях изоляции, т.е. без свидетелей, буквально выйдет из берегов и добавит в статистику непредсказуемое количество смертей. Граждане посложнее просто друг друга тихо возненавидят. В любом случае по окончании карантина нас ждет волна разводов, какой мы не видывали. Потому что нельзя подвергать институт брака таким испытаниям, он и так на ладан дышит.
Те из граждан, кто не будет занят мордобоем фуллтайм, будет занят сексом. Во-первых, у граждан впервые за много лет появится для этого досуг, а во-вторых, заполнять досуг иначе большинство граждан просто не обучено. Пока ничтожные сто тысяч фейсбучников станут читать друг другу лекции по истории искусств, остальное население возьмется за супружеский долг. К лету мы будем иметь лавину незапланированных беременностей. Оно, может, и неплохо бы с точки зрения восстановления популяции и вообще торжества жизни на Земле, но с точки зрения каждого конкретного домохозяйства это будет, мягко говоря, некстати.
Государство к тому времени, истратившее весь здравоохранительный ресурс на медицину катастроф, наконец соберется и выведет аборты из системы ОМС, как давно собиралось. Заодно, чтоб два раза не вставать, оно выведет из системы ОМС все, кроме экстренной кардиологии. Потом еще немного подумает и отменит ОМС вообще к хренам. Аборт как услуга вывалится вообще из правового поля, и очень скоро бабы вспомнят о назначении вязальных спиц и проволочных вешалок.
Уже существующие дети школьного возраста своих родителей тоже не порадуют.
Collapse )
я

Про приложение и здоровье

Я, например, слежу за своим здоровьем. Это выражается в том, что время от времени я подрываюсь сдавать какие-нибудь анализы.
Дальше возможны три сценария. Сценарий первый: я получаю результаты в виде бумажной справки и тщательно засовываю эту бумажку в ящик комода к другим бумажкам. Больше эту бумажку не удается найти никому и никогда. Сценарий второй: я получаю результаты на электронную почту. Спустя месяц это письмо уже не раскопать никому.  Сценарий третий: я складываю бумажку с анализами в специальную папку для бумажек с анализами. С этой папкой я прихожу к доктору. Доктор, меня беспокоит то-то и то-то. Вот, у меня и анализы есть. Сейчас покажу. Сейчас-сейчас. Роюсь в бумажках, бумажки все не те, тихий мат, бумажки вываливаются из папки и разлетаются по кабинету, я на четвереньках их собираю, нужная бумажка все еще не найдена.
Так вот, выход есть и помощь пришла. С недавних пор для этого дела есть новое чертовски удобное  мобильное приложение — Ornament. Программка невероятно полезная плюс совершенно бесплатная.
Если вкратце, Ornament систематизирует и хранит все результаты ваших медицинских анализов в одном месте. А заодно еще и оценивает их: отмечает желтым цветом, если какое-то значение выходит за пределы нормы. Вот, к примеру, мой гемоглобин. В ноябре того года немного упал до 102 г/л, при норме 117-161 г/л. Ornament тут же маякнул мне об этом: отметил желтым цветом значение и область на графике:
фото1
Collapse )
я

Тех, кто был особо боек, прикрутили к спинкам коек

Сегодня мы с дочкой должны были вернуться на Аллегро из Хельсинки. А вчера мы должны были гулять по Стокгольму, а потом ужинать на пароме с видом на Аланды. А позавчера мы должны были рано утром сесть на Аллегро и через три часа завтракать в Хельсинки.

Весь прошлый год я разгребала последствия нашего переезда, т.е. проще говоря, отдавала долги, поэтому мы закономерно никуда не ездили, находясь, так сказать, в персональном карантине. Летом я позволила себе море даже не для бедных, а для тех, кто потерял вообще все, в смысле Болгарию, и в сентябре на мои именины мы были в Праге, просто потому что если человек ни разу за год не был в Праге, то это означает, что он умер.

Несбывшегося за год накопилось столько, что поездки на весну я купила еще в ноябре, изловивши парочку скидок, и предвкушала их, как не всякая невеста предвкушает свадебные подарки. Этот трип в Стокгольм должен был символизировать квантовый переход от твари, дрожащей за каждую копейку, к нормальному человеку, выбирающему каюту с окном и скорый поезд вместо семи часов за рулем и ночевки в трюме. Плюс в Стокгольме есть не просто магазин OSKA, а аутлет этой фирмы, и я даже знаю, где он находится, т.е. в планах была не только каюта с окном, но и OSKA вместо COS, что должно было завершить переосмысление действительности.

Результат понятен, мы никуда не поехали. И в апреле в Вену мы тоже не едем, а между тем в Вене был оплачен отель на Kaertnerstrasse, не говоря о том, что в Вене тоже есть OSKA.

Это первый раз на моей памяти, когда в мои планы вмешивается что-то, кроме моего собственного финансового статуса. Я нахожу это бесконечно оскорбительным, поскольку это прямое посягательство на основу основ - ни для чего на свете нет и не может быть никаких других причин, кроме экономических.

Вообще-то я до последнего момента надеялась, что все обойдется и границы не перекроют. Для человека, рожденного при Советской власти, закрытие границ - это кошмар, леденящий кровь, рядом с которым никакая чума даже близко не стояла, потому что страшнее Советской власти нет вообще ничего на свете, а закрытые границы пахнут именно ею.

Весь последний месяц на фейсбук нельзя было зайти без дрожи, и мне удалось найти решение - я туда просто не заходила. Я не люблю, когда меня пугают, у меня от этого портится здоровье. У меня свои представления об Апокалипсисе, и заключаются они в том, что самое страшное в процессе гибели мира - не голод и не болезни, а соседи по кварталу, потому что они разорвут тебя на куски еще до того как ты успеешь заболеть и проголодаться. Поэтому я не желала читать весь этот лепет про маски и спиртовые салфетки, забила морозилку мясом (я из блокадной семьи, выжившей исключительно благодаря запасливости главы клана) и стала бороться с паникой.

Когда пан доктор Шварацкий лечил меня от тревожного расстройства и от панических атак, он вдолбил в меня два главных приема. Вернее, один, но в разных редакциях. Снять паническую атаку можно только одним способом - отвлечься. Отвлечься на что-то, что тебе действительно интересно. Или в крайнем случае на то, что важно. Это совершенно не одно и то же, на войне не болеют не потому что война - это охуеть как интересно, на войне не болеют, потому что страшно заняты стрельбой.

Работа отвлекает примерно так же, как стрельба - оно, конечно, когда работаешь, думать некогда. Но еще неизвестно, что хуже. Репортажи из стран с тотальным карантином вплоть до невыхода из дома я читала как сказку тысячи и одной ночи. Вообще мне не очень понятен смысл пиздеца, если все равно приходится работать. Он примерно такой же, как смысл замужества.

Я отвлекалась от панических атак, зависая на ибее. Помогает неимоверно, и в хозяйстве опять-таки прибыток. Выбирать шмотки - это вам не работать и не стрелять, и тем более, боже сохрани, не общаться. Выбирать шмотки - это по-настоящему интересно плюс это снижает давление, улучшает обмен веществ и гармонизирует энергетические потоки, если кому-то это вдруг важно.

Параллельно выяснилось, что с национальной валютой опять не слава богу и весь фейсбук скорбит, что теперь не на что делать ремонт и вообще все по миру пойдем. Как человек, чья молодость пришлась на 90-е, я никогда не переставала считать национальную валюту чем-то вроде облигаций никому не известного банка и до сих пор не научилась считать в рублях - я любую цену сперва перевожу в евро и только тогда понимаю, дорого это или нет. С любыми денежными средствами, попадающими ко мне в руки, я поступаю ровно так же - сперва перевожу в евро, а потом уже разбираюсь, что с ними делать. Так вот, я решила, что настал момент что-то делать, именно сейчас, пока мои невеликие сбережения так удачно выросли в цене.

Потому что второй способ отвлечься от мрачных мыслей - это как-нибудь поинтереснее пострелять. Замутить какой-нибудь проект, с которым не то что думать - дышать будет некогда. Такой проект быстро нашелся. Можете меня поздравить - я решила строить новую дачу вместо старой. Решение принято месяц назад, как раз когда тревога только поднимала голову. На сегодняшний день старый дом уже снесен, мусор вывезен и заливается новый фундамент. К началу сезона новый дом будет стоять, и за сезон я успею и отделать все внутри, и перелицевать участок. Раз уж никто никуда не едет - это время должно быть потрачено с пользой. Сидя в каземате, можно плести веревку для повеситься, можно тупо дрочить, а можно, к примеру, выучить латынь.

Ни в одной клинике неврозов мне не предложили бы такой терапии: днем рассчитывать проект и гонять рабочих, а ночью сладострастно покупать за четверть цены все ту же OSKA, без всякого Стокгольма.

И тем посрамить диавола.
я

Ответы на пятничные вопросы ч.3

Дорогая Малка. Я знаю что Вы любите Австрию и Вену в частности, просьба написать пару слов для моего вдохновения. Мне 35 лет, ни мужа ни детей, работа в Москве, скучная, офисная, контракт заканчивается в сентябре. Искать новую работу в Москве нет ни сил не желания. Год назад начала потихоньку учить немецкий, закинула документы в магистратуру города Грац. Был план приехать, подучить там немецкий на курсах при магистратуре, огладеться за это время, потом, возможно, ехать в Вену. Денег будет на год - полтора скромного проживания. Но чем ближе дата переезда, тем страшнее, что возраст уже не тот, что ничего не получится, что надо бы сразу в Вену ехать. Надеяться на помощь не от кого, в Москву вроде всегда успею вернуться. И вроде понимаю, что есть план, а страшно ужасно. Но и здесь оставаться тошно и вроде не держит ничего, а перживаю ужасно.

Прекрасный план. Грац тоже прекрасный город. 35 лет для европейского магистранта абсолютно нормальный возраст. Не бойтесь.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Collapse )