Category: история

я

Умнее меня

У моей дочери есть друг - не тот, который бойфренд, а просто хороший приятель. Товарищ, помощник, собеседник - золото парень, дочка его очень любит.

Сегодня пришла грустная. У них там завязался диспут, и этот друг сказал, что он за евгенику.
Мол, отребье (так он выразился) не должно размножаться. Поэтому неплохо бы взять это дело под контроль. Выдавать разрешение на размножение. Тем, кто способен вырастить полезных членов общества, ага.

Вообще-то начитанные дети из хороших семей этими идеями страдают лет в 14. К 16 обычно проходит.

И я даже не знала, что ему возразить, грустно сказала моя дочь, не нашла убедительных аргументов. Сказала, что так нельзя. Но это же не аргумент.

Ну что тут можно возразить, подумала я. Что это "Рассказ служанки" и "Черное зеркало". Что это "Мы" и "1984". Для самых маленьких можно припомнить Базарова и Раскольникова. Для школьников постарше - чеховскую "Дуэль". Третий рейх еще можно припомнить.

А что возразишь человеку, который ничего не читал? Не рассказывать же ему всю историю от сотворения мира.

Так ты ничего не сказала? - спрашиваю я.

Я заплакала, говорит ребенок.

Потому что твой друг малограмотный дурак? - спрашиваю я.

Нет, говорит мой ребенок. Потому что он злой.

А ведь и правда, подумала я. Дело-то не в образовании. А именно в этом. Вот так вот все просто.

Идущий за мною и в этом сильнее меня.
я

Жена

Вот-вот буквально выйдет фильм "Жена", и это абсолютный маст хэв. Я это говорю, потому что уже посмотрела (бе-бе-бе).

Фильм невероятный. Начинается он с постельной сцены. Мужчина овладевает женщиной, он страстно дышит, шепчет всякую похабщину и в общем, довольно убедителен. Женщина прекрасна, благородна лицом и иронична. Паре лет под 70 (привет от Бергмана), и на нее завидно смотреть - такие они оба красивые, такие холеные, такие интеллектуалы. Утром их будит звонок из Нобелевского комитета, муж объявлен лауреатом. Победа, успех, жизнь удалась.

Жена из тех женщин, что с возрастом только хорошеют. В тех эпизодах, где они показаны молодоженами, она милая, но простоватая барышня из приличной семьи. Такое лицо, какое она носит в свои 70, наживают не просто так. Такие лица бывают у дам-профессоров, дам-ученых, у художниц и режиссеров. Их не бывает у жен, ежедневно собирающих мужа на выход, следящих за его диетой и раскладывающих мужнины таблетки так, чтобы он не забыл их принять.

Женщина с таким лицом, однако, все это привычно проделывает - нянчится с мужем, нянчится с взрослым сыном, разнимает их без конца, как рядовая домохозяйка. Словно это и есть ее мир - мир, созданный ею, мир, где она творец.

Жена писателя, который допрыгался до Нобеля. Жена успешного, знаменитого и небедного мужчины, и не какого-нибудь жлоба, а интеллектуальной элиты, великого прозаика.

Сразу невольно думаешь про какую-нибудь Софью Андреевну, служившую своему Левушке как рабыня, терпевшую его дурь и хамство и создававшую ему условия. Когда писатель посвящает жене книги и начинает речь на вручении премии с благодарности жене за терпение и солидарность - он обычно имеет в виду именно это. Что его не заставляли выносить мусорное ведро, а, наоборот, ходили на цыпочках, боясь спугнуть его вдохновение. Нелегкое бремя быть женой гения и все такое.

С другой стороны, думается следом, это ведь и есть то, что всегда считалось лучшим женским достижением - вдохновить своего мужчину на подвиг. Незримо стоять за его спиной и вести его к успеху, подталкивая сзади. И затем разделить его успех. Если двое объединяются, чтобы покорить мир, какая разница, кто из них будет лицом проекта.

На Нобелевском банкете король Швеции спрашивает ее, кто она по профессии. "I am kingmaker,"- отвечает она королю. Серый кардинал, лицо, гораздо более могущественное, чем король. Он был бы лучшим королем, но этот путь ему заказан, он не того рождения.

И тогда вспоминаешь давным-давно читанный рассказ, то ли Золя, то ли Мопассан, тоже про жену гения. Он художник, они вместе учились, и теперь он прославился, ежегодно фурор в Салоне, а она при нем. Он ее в грош не ставит, изменяет, как водится, и вообще ведет себя безобразно. Общему другу жаль ее, она живет с этим неприятным, неумным и вульгарным типом, хоть и гением, потому что любовь зла, думает этот приятель. Пока не приходит с неурочным визитом и не видит ее за мольбертом, пишущей следующую сенсацию в искусстве. А что было делать, говорит она, застигнутая за этим делом, меня никогда не выставили бы в Салоне, женщин туда не берут. Пришлось выйти за него - он дал мне свое имя, мужское имя, открывающее двери. И это имя я прославила.

В фильме все намного сложнее, так что это был не спойлер, а просто мысли вслух. Отличный фильм, офигенная актерская игра, сложнейшая интрига. Актриса, играющая героиню, великолепна. Писателя играет тот чувак, который в Игре Престолов играл Воробейшество.

Короче, всем смотреть.
я

Из пещеры

В начале ХХ века во всех журналах были карикатуры на суфражисток. Суфражистка на них изображалась в виде безобразного существа в спущенных чулках, обсыпанного пеплом от папиросы и в целом неприветливого. Мессидж транслировался такой, что эти женщины не имеют ни одного шанса на замужество и семейное счастье, оттого озлоблены на весь мир, слегка неадекватны и взыскуют странного. В то время как эти женщины хотели всего лишь избирательного права.

Справедливости ради следует сказать, что студенты-социалисты изображались ненамного симпатичнее. На картинках они тоже представали облезлыми дрищами с выпученными глазами, т.е. опять-таки немного полоумными и крайне неопрятными. Т.е. прием использовался один и тот же: публике требовалось внушить, что не вписываться в существующий порядок и протестовать против него равно быть сексуально непривлекательным. Так до публики быстрей доходило, что протестовать нехорошо.

В скобках заметим, что эти техники применялись всегда и повсюду, когда надо было сколотить образ врага, да позабористей. Еврей Зюс у нацистов, японский солдат у американцев, мировой капиталист у большевиков - все они были либо толстопузые, либо извивающиеся от коварства, либо звероподобные, т.е. мысль о сексе с ними не была даже кощунственной, она была невозможной. Пропаганда не работает с мышлением, она работает с бессознательным. Положительные персонажи - бравые солдаты или какие-нибудь, прости Господи, трудящиеся всегда рисовались в виде королевича Елисея, которому хотелось отдаться. Ни пузатый капиталист с советского плаката, ни бесноватый нигилист из дореволюционного журнала в женихи не годились, а стало быть, не годились никуда. Суфражистка с юмористической картинки не вызывала желания жениться или хотя бы вдуть - тем самым маркировалась как мировое зло.

Прошло больше ста лет, мир стал другим, но технологии остались прежние. Зачем менять то, что работает? Нигилистов и суфражисток больше нет, теперь эту нишу заняли феминистки. Забавно, что пропаганда как политический инструмент над этой темой практически не работает, обыватель сам научился генерировать все то же самое в лучшем виде.

Кто хочет узнать, что я на самом деле думаю про феминизм, может прочесть мою новую колонку в журнале "Психология эффективной жизни".
Для этого нужно подписаться на журнал. Это бесплатно.
я

Послушайте, ребята, что вам расскажет дед

Смотрим с ребенком кинокартину "Прислуга".
Которая про беспросветную жизнь черных женщин. Южный штат, сегрегация, Мартин Лютер Кинг еще не сообщил миру, какой там дрим он хэв, куклуксклан, беспредел и нищета.
Несчастные цветные тетки корячатся на хозяек от зари до зари, подвергаются всякому тиранству и получают гроши. Ребенок, не читавший ни Тони Моррисон, ни Унесенных ветром, ни даже Хижины дяди Тома, буквально заворожен. Неужели такое происходило в наше время?? В 60-е годы ХХ века??? Неужели в Америке люди жили так плохо???
На экране между тем угнетенная цветная тетка сидит у себя в лачуге. В гостиной, ага. Велюровый диван, ковер, кружевные шторы, телевизор и кухонный гарнитур из пластика. Адская, беспросветная нищета буквально выплескивается с экрана, леденя кровь.
Я закончила школу в 1982 году. 20 лет спустя после описываемых событий. Так вот, в 1982 году на моей бедной родине такой интерьер, как у этой служанки, символизировал полный жизненный успех. Такое великолепие мог себе позволить только распоследний жулик, фарцовщик и деловар.
В советских фильмах той поры в таких квартирах обитали все негодяи. Если на экране фигурировала велюровая мебельная тройка - дальше можно было не смотреть, и так было ясно, что хозяин потерял берега и в финале сядет за воровство.
я

Кто побежден

Когда мужчина говорит о своих победах, он под ними подразумевает женщин, которые его полюбили. Которых удалось заполучить, сломив, так сказать, сопротивление врага. У мужчин вообще в ходу милитаристская риторика - они употребляют выражение "на личном фронте", а объект своего вожделения они то атакуют, то осаждают, то завоевывают. Не бомбят, и на том спасибо. Поэтому победа в мужском исполнении - это всегда ликование и пляски под гармонь, противник повержен, причем в прямом смысле, а наш бравый герой любуется собой на фоне живописных руин.

Женщина обретенную любовь победой не называет никогда, она ее называет чудом, высшим промыслом и сбычей мечт. Победа - это все-таки конец войны, а не счастье на ровном месте. Это слово женщина употребляет не тогда, когда встречает своего суженого. Она его употребляет, когда удалось наконец этого суженого выгнать на хрен из своей квартиры. За этой победой стоят годы лишений и бедствий, и праздник этот всегда немного со слезами на глазах (а в запущенном случае и с сединою на висках, не без этого).

Это начинается незаметно. Сперва...

Чтобы прочесть мою новую колонку в журнале "Психология эффективной жизни", нужно подписаться на журнал. Это бесплатно.
я

Winter Is Here

В текущем сезоне "Игры престолов" все переехали жить в какой-то Мурманск. Никто уже не бегает с голым животом в развевающихся шелках, все застегнуты до бровей и все равно зябнут. Плюс прогноз говорит, что это только начало, скоро вообще все окоченеют.

Пока там у них был нормальный климат, косплеить там было особо некого. Да, я купила себе одно платье дорнийского фасона - полупрозрачные желтые клочья до земли. Я даже целый один раз его надела и при этом почти не замерзла, что в наших широтах большая удача. Все прочие наряды воспроизводить не стоило, они были чистой абстракцией и требовали вечного лета. С практической точки зрения применимы были только живописные лохмотья, в которые кутались ихние полярные экстремалы.

Теперь все стало на свои места, погода у них там ровно как у нас, а у нас, между прочим, Winter is coming. И можно уже начинать размышлять о фуфайках, накидках и хламидах причудливой формы и сложной фактуры, благородных экологических цветов - цвета земли, цвета пепла, цвета грозовой тучи и цвета запекшейся крови. Тем более что такая одежда существует, и существуют даже магазины, где она продается. Я даже в Москве знаю один такой магазин, и мимо этого магазина я без шуток не хожу, потому что там самая дешевая фуфайка стоит 40 тысяч на скидках в конце сезона, такова цена этого дизайна.

Но. Я бы даже сказала - НО!
Каждая женщина знает: если рыночный помидор тебе не по средствам, остановись и вопроси себя - так ли ты жила? где согрешила?
Извините. Так вот. Каждая женщина знает: не можешь купить пальто - купи шарфик. Правильный шарфик заменяет правильное пальто, правильное платье, правильные брюки, и правильные ботинки он бы тоже заменял, если бы был подлиннее. Животворящая и пресуществляющая сила аксессуаров известна всем, правильный шарфик стоит меньше 100 евро, а выглядеть позволяет на несколько тысяч.

Поэтому играть в престолы мы будем с помощью шарфиков, тем более что в магазине у Ольги новая коллекция, и эту коллекцию я видела, и да, теперь у меня немножко меньше денег, потому что из этой коллекции мне нужно вообще все, а лучше по две штуки.

Краткое содержание сериала. Есть регион средиземноморского разлива, где богатые дамы носят вот такое - невесомое, кашемировое, с густым узором и ручной работы (служанки ходят полуголые, им можно):
DSC07541

Параллельно где-то за морем процветает псевдоарабская цивилизация, там драпируются в золотисто-полосатое, в данном случае из шерсти и шелка:
Collapse )
я

Ты царь, живи один

Разговаривали сегодня с ребеночком о мужиках. Ребеночек жалуется - мол, стоит человека полюбить, как сразу кажется, что у тебя ноги не такие и вообще ты ему вот-вот разонравишься, такому прекрасному.

Господи ты боже мой. За что ты меня так обделил? Сколько прекрасных вещей мне не довелось испытать. Никогда, ни разу в жизни, ни с одним мужчиной и ни с какого бодуна мне ни на секунду не вскочило в голову, что я для него могу быть недостаточно хороша.

У меня всегда была одна проблема - как бы так половчей прижмуриться, чтобы он мне не разонравился вот прямо щас. Чтоб понравился еще хоть немножко, хоть недельку. Сколько я для этого изобрела приемов, это уму непостижимо, это целая премудрость.

При знакомстве градации были такие: не годится от слова уберите - не годится - не годится, но тоже божья тварь - не годится, но хороший - не годится, но очень хороший - не годится, но такой хороший, что пожалуй, даже годится.

Т.е. вопрос стоял даже не о том, кто из нас хуже - это вообще не обсуждалось. Вопрос стоял о том, насколько хуже. Понятно было, что на эволюционной лестнице мы, мягко говоря, не на одной ветке и межвидовое скрещивание невозможно. Вопрос стоял только о том, допускает ли эта дистанция вообще какое-то взаимодействие, или такие как он вымерли в мезозой и я не могу на них даже охотиться.

Самая сильная, самая самоотверженная и самая роковая любовь в моем случае описывается формулой "пожалуй, он в чем-то даже не хуже меня". Если я такое подумала о мужчине - все, это полное самозабвение и распад личности. Выше человека вознести невозможно.

Я и ноги брею не чтобы понравиться, а чисто из вежливости. Типа пусть порадуются. Мне ведь не трудно.

А потом я жалуюсь, что мне скучно живется и где уже в конце концов игра страстей? Где вот это вот, чтоб каждую минуту на острие, чтоб залепетать и вспыхнуть, а также всхлипывая затихнуть? Где мое любит-не любит, я вас спрашиваю, когда совершенно ясно, что любит, а если не любит - то это он тоже любит, но просто не тянет, потому что малахольный.

Скучно и одиноко живется человеку, который не показывает свой целлюлит только потому, что это зрелище не для смертных и не всякий достоин.

я

А Парамонова, гляжу, в новом шарфике

Сколько себя помню, перед 8 марта меня всегда охватывала необъяснимая тоска и предчувствие того маразма, который я получу в подарок от знакомых мужиков. У моих приятельниц дела обстоят примерно так же, рассказы о подарках ко дню Х-хромосомы уже сложились в небольшой эпос. Это длинный список незабываемых поздравлений в виде шампуней и сковородок. Отдельной недосягаемой звездой сияет на этом фоне предоплаченный талон на посещение гинеколога. В целом складывается впечатление, что перед 8 марта на родине наступает окончательное торжество разума.

Поэтому каждый год в это время я слонялась по магазинам и покупала себе шарфики. Подарить шарфик на 8 марта никто до сих пор почему-то не сообразил.

С тех пор как я знакома с Ольгой, в магазинах я шарфики больше не ищу, потому что это совершенно бессмысленное занятие. Все лучшие шарфики все равно у нее.

Вчера Ольга была у меня в гостях, мы разглядывали новые шарфики, которые только что приехали в ее магазин, пили кофе и фотографировались.

Целью фотосессии было показать, насколько выгодно отличается женщина в шарфике от женщины без шарфика, при условии, что речь идет о хорошем шарфике, а не о каком попало. Поскольку у Ольги в магазине все без исключения шарфики хорошие и раз надевши, снять их выше человеческих сил, мы снимали только женщину в шарфике (в шарфиках). Как выглядит женщина без шарфика, мы предлагаем вам домыслить самостоятельно, исходя из постулата, что выглядит она гораздо хуже.

Вот, к примеру, на этом фото вы видите женщину в шарфике из шерсти и шелка непостижимого оттенка пыльной розы, который отказывается описать перо. Согласитесь, что на этом фото женщина в шарфике прекрасна как звезда. А видели бы вы эту же женщину без шарфика, так это ужас что такое. Буквально не на что смотреть.

DSC05404


Collapse )
я

Ахтунг, Гитлер капут


Я в мечеть не за праведным словом пришел,
Не стремясь приобщиться к основам пришел,
В прошлый раз утащил я молитвенный коврик,
Он истерся до дыр - я за новым пришел.

Поскольку еще одна группа любителей немецкого языка заканчивает курс и ̶н̶а̶к̶о̶н̶е̶ц̶-̶т̶о̶ покидает меня, мне нужна ̶с̶в̶е̶ж̶а̶я̶ ̶к̶р̶о̶в̶ь̶ ̶с̶л̶е̶д̶у̶ю̶щ̶а̶я̶ ̶п̶а̶р̶т̶и̶я̶ ̶с̶т̶а̶р̶у̶ш̶е̶к̶ новая группа любителей немецкого языка.

Сейчас набирается группа для жертв фуллтайма, заниматься она будет один вечер на буднях (скорее всего среда, но возможны варианты) и одно утро в выходной. Внимание! Это будет группа не с нуля! Т.е. с нуля, но не с минус единицы. Это значит, что учить будем все с начала, но быстро и небольно (а не медленно и больно, как у начинашек).

Поэтому в эту группу приглашаются те любители немецкого языка, которые немецкий язык уже когда-нибудь где-нибудь любили. Сильно продвинутых нам не надо, а вот если вы уже пытались, но все забыли или ни хрена не поняли, то у вас есть шанс вспомнить все и даже кое-что понять.

Одна девушка в эту группу уже записалась, поэтому нам, чтобы начать заниматься, нужна еще одна девушка, максимум - еще две девушки.
Девушки при этом могут быть любого пола и всю интересующую их информацию они получат, если напишут мне в личку или на мыло (мыло есть в профайле).

Да, я живу в Санкт-Петербурге.
Нет, по скайпу я не работаю.
Нет, занятий раз в неделю не бывает.
я

Ключик

Всю жизнь меня бесят мужчины, не умеющие сидеть.
Те, что, придя домой, немедленно ложатся где стояли. Те, что, севши на стул, сползают в позицию полулежа, уродуя обивку.
Те, что между стулом и диваном всегда выберут диван, а в кресло садятся как у стоматолога - задравши ноги и опрокинувшись.
Я всегда думала, что это от малахольности (головку не держат). От общей расслабленности (дохлые потому что).
И еще от невоспитанности. Потому что воспитанный человек свою дохлость держит при себе и держится всегда навытяжку.

Так вот, дохлость дохлостью, а последняя причина оказалась верной. Ларчик-то просто открывался:

Интересное антропологическое наблюдение. В 1901 году писатель Елпатьевский, описывая Горького, обращает внимание, что тот не умеет сидеть. Оказывается, по «неумению сидеть» на стуле тогда точно определяли представителей низших сословий, особенно крестьян, которые либо стояли/ходили (при работе), либо лежали – отдыхали. А если сидели – то на лавке.


Я всегда чувствовала, что здесь не про секс, а про статус.
Эти мужчины меня бесят не биологически, а классово.