malka_lorenz (malka_lorenz) wrote,
malka_lorenz
malka_lorenz

"В брюнетках больше земного"

Зубная клиника "Рембрандт" имеет, как и все на свете, свои мрачные стороны, из которых худшая - местоположение. Это район Крюкова канала, куда по доброй воле не поедет ни один человек на земле, и я бы тоже не поехала, если бы единственное их достоинство  не заключалось в том, что они задолжали нам за рекламу и обязались рассчитаться натурой, т.е. услугами. Мне нужно было вставить зуб, и если вы когда-нибудь встретите человека, который отказался бы вставить зуб на халяву, то покажите его мне, пока он еще жив.

Протезированием у них заведует глава компании, корпулентный брюнет с армянской фамилией, что сразу вселило в меня большие надежды, поскольку общеизвестно, что если армянин идет в медицину, он неизбежно достигает больших высот. Кроме того, весь опыт моей жизни говорил о том, что корпулентные брюнеты не делают больно, а скорее наоборот, из чего всякий может догадаться, насколько этот опыт ничтожен и фрагментарен.

Глава протезистов отреагировал на меня, однако, совсем не так, как обычно реагируют брюнеты, он, видимо, давно отвык быть таким предсказуемым. Он даже ни разу не взглянул на мою грудь, заставив меня заподозрить, что у него в жизни другие интересы, что немедленно и подтвердилось на консультации, на которую я пришла инкогнито с целью услышать побольше правды. Правда колебалась в пределах от 25 тысяч за простую металлокерамику до 50 за имплант. Не всякий способен вынести правду в таких количествах, мне такой правды показалось многовато, я выбрала металлокерамику и инкогнито пришлось раскрыть.

Здравый смысл говорит нам, что бартер ничем не хуже наличного расчета, а, наоборот, даже лучше. Потому что да, денег ты не получишь, но при этом ты их и не отдашь, а ведь хуже, чем отдавать деньги, на свете есть очень мало вещей. Не все это понимают, и начиная с того момента протезный брюнет смотрел на меня с брезгливой ненавистью, словно я залезла ему в карман. Отчасти я понимаю его чувства. Когда я занимаюсь немецким с фортепианной училкой, час за час, я тоже иной раз норовлю прикарманить минут десять, ибо против природы не попрешь.

Миф о брюнетах развеялся окончательно, как только я улеглась в кресло. Ни слова не говоря, брюнет схватил меня одной рукой за морду, а другой немедленно принялся быстро, деловито и без пауз крошить мне зубы под коронки, что выдавало в нем профессионала высочайшего класса, хотя, не скрою, мне было бы приятно, если бы он перед этим поинтересовался целью моего визита и ознакомился с рентгеновским снимком. Кроме того, брутальность я предпочитаю в койке, а от стоматолога я жду обращения как с четырнадцатилетней трезвой девственницей. Т.е. он должен непрерывно бормотать: вот уже и почти все, ну какая же ты умница, так не больно? Дело, возможно, в том, что моя собственная дефлорация была лишена такого орнамента, и стоматологи обречены вечно закрывать этот гештальт.

Если стоматолог - женщина, то я уповаю только на божью милость, поскольку сроду ничего хорошего от женщин не ждала, нечего и начинать.

Покончив с двумя зубами в буквальном смысле слова, роковой брюнет бросился к прейскуранту, и в голосе у него зазвучали интонации наперсточника. Неуловимые движения рук, невнятное, но завораживающее бормотание - и общая стоимость услуги выросла в полтора раза, что говорит о том, что человек он опытный и здравый, потому что на его месте я поступила бы точно так же. Окончательную цену следует называть человеку, у которого уже больше нет выбора, а если человек еще и обессилен процедурой - то, пожалуй, маловато он запросил, я бы не стала так церемониться.

Я, пожалуй, пересмотрю свое отношение к брюнетам. Ну, не сразу, конечно. Со временем.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments