malka_lorenz (malka_lorenz) wrote,
malka_lorenz
malka_lorenz

Emancipation of slaves

Когда мы с этим мужем поженились, у меня была квартира, а у него не было.

Т.е. чувак в 30 лет жил с родителями в крошечной двушке и не считал это чем-то необычным. Хотя шел 93-й год и люди вокруг делали большие дела. На свадьбе его мама удивленно воскликнула - так тебе была нужна квартира? Что ж ты не сказал??
Семья там была небогатая, но на книжке у родителей кое-что было, кооператив при Советской власти им был вполне по силам, просто не считали нужным.
Теперь, когда сын так удачно женился, вопрос отпал сам собой, если он вообще когда-нибудь стоял.

Когда мы разошлись в первый раз, яуже успела из той первой квартиры в три приема сделать эту, теперешнюю. Это было трудно и дорого, не так уж много я зарабатывала. Но у меня получилось. Муж как-то участвовал по мере сил. Обои клеил, к примеру. Ездил, куда попрошу. Даже купил какой-то комод. В общем, приносил пользу. Он вообще неплохой чувак. Мне было ужасно жаль его выгонять на мороз, но и жить я с ним тоже не могла.

Муж отправился почему-то обратно к родителям. В их мире вообще все живут в том что есть, кооперативов не покупают (старшее поколение) и в съемных не живут (поколение молодое). Там он прожил на диванчике года полтора, что ли, молодой мужик 35 лет на хорошей машине. Но развод мужчине обычно идет на пользу, и он замыслил купить-таки себе жилье. В строящемся доме, тогда это было модно. На нулевом практически цикле, так было дешевле. При встречах (мы с ним остались друзьями, так, кажется, принято называть этот маразм) он разворачивал передо мной чертежи и советовался насчет паркета. Наконец-то нам было о чем поговорить, да.

Разговоры эти закончились скверно, даже вдвойне. Во-первых, ему удалось оказаться рядом, когда мне срочно понадобился какой-нибудь муж. В итоге он вселился ко мне обратно. Какая удача. А во-вторых, его кинули с квартирой. Там кинули полдома этих дольщиков, громкий был скандал, ему потом даже удалось отсудить обратно свой маленький взнос, но это было не сразу, деньги эти не годились уже ни на что, и вопрос с его квартирой был как-то закрыт. Снова, заметим в скобках. Потому что он жил как бы со своей семьей и как бы зачем теперь ему еще что-то.

По сложившейся традиции я снова выдержала пять лет. И когда пять лет закончились, то оказалось, что выселить мужа снова не так-то просто. Он был хорошим отцом. Он нас даже как-то содержал. Вкладывался в нас. Он ничем не заслужил опять к маме на диванчик. Моя совесть как-то не допускала такого живодерства.

Поделить ту квартиру, где мы жили, мне даже не приходило в голову. Я заплатила за нее своей молодостью, а мужниных денег в ней не было ни копейки, если не считать комоды. К такому самоотречению я была еще не готова.

Довольно скоро мне стало ясно, что эта проблема имеет только одно решение. Это должен быть другой мужчина. Должен был найтись кто-то, кто меня полюбит.

Еще больше меня бы устроило, если бы кто-то полюбил моего мужа и забрал его себе насовсем, но это не с моим счастьем. Рассчитывать приходилось только на себя, меня все-таки еще можно было полюбить, в отличие от.

Того, кто меня полюбит, не ожидало ничего хорошего. Выманить меня к себе ему не светило категорически. Я знала, что такое жить у кого-то, и не желала себе такой судьбы. Чтобы получить меня, этот чувак должен был первым делом куда-то отселить моего мужа. За свой счет, да. У мужа денег не было и вообще это был не его проект.

Тому, кто меня полюбит, предстояло сперва выкупить меня из неволи.

При этом было очень важно, чтобы он сделал это бескорыстно. Ну, насколько это вообще возможно в этой ситуации. Т.е. такой сценарий, когда мужчина на последние покупает не квартиру себе, а квартиру моему мужу, а сам вселяется ко мне, потому что больше некуда - такой сценарий меня не устраивал. Мне нужно было, чтобы этот человек купил мне свободу, а не себе жилье. Из этого следовало, что эти деньги у него должны были быть не последние. Мне нужен был человек, который смог бы себе позволить выкупить меня не в свое владение, а на волю.

Мужчины без возможностей перестали для меня существовать. Легенда о моей меркантильности достигла границ империи.

Встречаться и дружить я при этом продолжала с кем попало, но это всегда было обречено, любить я могла только избавителя. Избавитель, однако, появляться не спешил, и я его, говоря по совести, очень хорошо понимала. Я бы на его месте тоже не спешила.

Когда я пару недель назад объявила мужу о разводе, это произошло не потому, что кто-то меня вызволил. Чудес не бывает. Просто не было уже больше сил терпеть. Муж засобирался к маме, в этом смысле ничего не изменилось. Потом выяснилось, что мама может дать ему денег на свое жилье. В этой семье вообще ничего не меняется, какая-то дурная бесконечность. Маминых денег не хватает, и я тоже поучаствую в этом. И мне это обойдется довольно дорого.

И да, я готова заплатить. У меня есть, и мне не жалко. И я ничего не получу за эти деньги, я дам их просто так.

Мы сами стали теми парнями, да.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 483 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →