May 28th, 2021

я

Гудит как улей родной завод

Предыдущая колонка вызвала в Фейсбуке сильное брожение умов. В ней высказывалась, напомню, необычайно свежая и неожиданная мысль о том, что работа существует для заработка, а не для смысла жизни. И что приписывать работе смыслообразующую функцию - манипуляция и мифотворчество. Комменты разделились на два направления: "да, да, я тоже не люблю работать" (примерно 80%) и "а я люблю работать, потому что не знаю, чем еще заняться" (остальные 20%).

Один комментарий из первой группы был особенно драматичен. Девушка зарабатывала написанием статей для разных онлайн-изданий. Эти трудовые копейки доставались ей тяжело и она охотно обошлась бы без них; в смысле не без копеек, а без статей. О чем и написала простодушный пост в своем маленьком инстаграме, типа как ее задолбал чортов журнал и что пишет она туда исключительно с голодухи. В ответ на это художественное высказывание журнал сказал, что не будет больше покупать у нее статьи, раз они пишутся из таких низменных побуждений, как желание обедать и ужинать. Девушка осталась без обеда и без ужина и была тем самым наказана а) за меркантильность и б) за негатив в адрес издания.

О любви к работе мы поговорили в прошлый раз, теперь поговорим о любви к работодателю. За последние годы все уже как-то привыкли, что работодатель не только требует от сотрудника любви, но и контролирует его нонстоп на предмет верности, мониторя его соцсети и чуть ли не роясь в его телефоне, как ревнивая жена. Неподобающие высказывания в соцсетях квалифицируются как прямая измена, отсутствие аккаунтов в соцсетях - как измена потенциальная и вообще как признак неблагонадежности. И если в мелких фирмах это пока еще вопрос психического здоровья учредителей, то в мало-мальски солидных корпорациях это давно уже прямое условие найма - сотрудник обязан иметь страницу и писать в ней что-нибудь верноподданное или на худой конец просто лучезарное. Во внерабочее время он не перестает быть сотрудником корпорации ни на минуту, то есть наступают (наступили) времена, когда за зарплату приходится продавать не восемь часов жизни ежедневно, а все 24. За те деньги, за которые раньше покупали тело, теперь требуют заодно и душу.

Тема лояльности не всегда имела такую экстремальную конфигурацию, и не всегда эта лояльность так истерически контролировалась...

Полностью новую колонку можно прочесть здесь, комментировать можно и нужно прямо там.