March 21st, 2020

я

Тех, кто был особо боек, прикрутили к спинкам коек

Сегодня мы с дочкой должны были вернуться на Аллегро из Хельсинки. А вчера мы должны были гулять по Стокгольму, а потом ужинать на пароме с видом на Аланды. А позавчера мы должны были рано утром сесть на Аллегро и через три часа завтракать в Хельсинки.

Весь прошлый год я разгребала последствия нашего переезда, т.е. проще говоря, отдавала долги, поэтому мы закономерно никуда не ездили, находясь, так сказать, в персональном карантине. Летом я позволила себе море даже не для бедных, а для тех, кто потерял вообще все, в смысле Болгарию, и в сентябре на мои именины мы были в Праге, просто потому что если человек ни разу за год не был в Праге, то это означает, что он умер.

Несбывшегося за год накопилось столько, что поездки на весну я купила еще в ноябре, изловивши парочку скидок, и предвкушала их, как не всякая невеста предвкушает свадебные подарки. Этот трип в Стокгольм должен был символизировать квантовый переход от твари, дрожащей за каждую копейку, к нормальному человеку, выбирающему каюту с окном и скорый поезд вместо семи часов за рулем и ночевки в трюме. Плюс в Стокгольме есть не просто магазин OSKA, а аутлет этой фирмы, и я даже знаю, где он находится, т.е. в планах была не только каюта с окном, но и OSKA вместо COS, что должно было завершить переосмысление действительности.

Результат понятен, мы никуда не поехали. И в апреле в Вену мы тоже не едем, а между тем в Вене был оплачен отель на Kaertnerstrasse, не говоря о том, что в Вене тоже есть OSKA.

Это первый раз на моей памяти, когда в мои планы вмешивается что-то, кроме моего собственного финансового статуса. Я нахожу это бесконечно оскорбительным, поскольку это прямое посягательство на основу основ - ни для чего на свете нет и не может быть никаких других причин, кроме экономических.

Вообще-то я до последнего момента надеялась, что все обойдется и границы не перекроют. Для человека, рожденного при Советской власти, закрытие границ - это кошмар, леденящий кровь, рядом с которым никакая чума даже близко не стояла, потому что страшнее Советской власти нет вообще ничего на свете, а закрытые границы пахнут именно ею.

Весь последний месяц на фейсбук нельзя было зайти без дрожи, и мне удалось найти решение - я туда просто не заходила. Я не люблю, когда меня пугают, у меня от этого портится здоровье. У меня свои представления об Апокалипсисе, и заключаются они в том, что самое страшное в процессе гибели мира - не голод и не болезни, а соседи по кварталу, потому что они разорвут тебя на куски еще до того как ты успеешь заболеть и проголодаться. Поэтому я не желала читать весь этот лепет про маски и спиртовые салфетки, забила морозилку мясом (я из блокадной семьи, выжившей исключительно благодаря запасливости главы клана) и стала бороться с паникой.

Когда пан доктор Шварацкий лечил меня от тревожного расстройства и от панических атак, он вдолбил в меня два главных приема. Вернее, один, но в разных редакциях. Снять паническую атаку можно только одним способом - отвлечься. Отвлечься на что-то, что тебе действительно интересно. Или в крайнем случае на то, что важно. Это совершенно не одно и то же, на войне не болеют не потому что война - это охуеть как интересно, на войне не болеют, потому что страшно заняты стрельбой.

Работа отвлекает примерно так же, как стрельба - оно, конечно, когда работаешь, думать некогда. Но еще неизвестно, что хуже. Репортажи из стран с тотальным карантином вплоть до невыхода из дома я читала как сказку тысячи и одной ночи. Вообще мне не очень понятен смысл пиздеца, если все равно приходится работать. Он примерно такой же, как смысл замужества.

Я отвлекалась от панических атак, зависая на ибее. Помогает неимоверно, и в хозяйстве опять-таки прибыток. Выбирать шмотки - это вам не работать и не стрелять, и тем более, боже сохрани, не общаться. Выбирать шмотки - это по-настоящему интересно плюс это снижает давление, улучшает обмен веществ и гармонизирует энергетические потоки, если кому-то это вдруг важно.

Параллельно выяснилось, что с национальной валютой опять не слава богу и весь фейсбук скорбит, что теперь не на что делать ремонт и вообще все по миру пойдем. Как человек, чья молодость пришлась на 90-е, я никогда не переставала считать национальную валюту чем-то вроде облигаций никому не известного банка и до сих пор не научилась считать в рублях - я любую цену сперва перевожу в евро и только тогда понимаю, дорого это или нет. С любыми денежными средствами, попадающими ко мне в руки, я поступаю ровно так же - сперва перевожу в евро, а потом уже разбираюсь, что с ними делать. Так вот, я решила, что настал момент что-то делать, именно сейчас, пока мои невеликие сбережения так удачно выросли в цене.

Потому что второй способ отвлечься от мрачных мыслей - это как-нибудь поинтереснее пострелять. Замутить какой-нибудь проект, с которым не то что думать - дышать будет некогда. Такой проект быстро нашелся. Можете меня поздравить - я решила строить новую дачу вместо старой. Решение принято месяц назад, как раз когда тревога только поднимала голову. На сегодняшний день старый дом уже снесен, мусор вывезен и заливается новый фундамент. К началу сезона новый дом будет стоять, и за сезон я успею и отделать все внутри, и перелицевать участок. Раз уж никто никуда не едет - это время должно быть потрачено с пользой. Сидя в каземате, можно плести веревку для повеситься, можно тупо дрочить, а можно, к примеру, выучить латынь.

Ни в одной клинике неврозов мне не предложили бы такой терапии: днем рассчитывать проект и гонять рабочих, а ночью сладострастно покупать за четверть цены все ту же OSKA, без всякого Стокгольма.

И тем посрамить диавола.