October 23rd, 2015

я

Учат в школе

Последние два месяца я занята в основном тем, что оформляю своему старенькому папе всякие медицинские документы. Кто знает, к примеру, что такое ВТЭК, тому не нужно объяснять, какой это ад, а кто не знает - тому это объяснить невозможно. Этот процесс требует неутомимости, мгновенной реакции и гениального тайминга. При этом он отвратителен, абсолютно бессмыслен и сопровождается стрессом и унижениями.

Вместо ВТЭК можно было подставить любое другое соприкосновение с государством, от устройства ребенка в сад до получения загранпаспорта. В этом нет ничего нового, государство для того и существует, чтобы отравлять жизнь своим гражданам, его для этого Господь создал.

И вот что удивительно. Как бы меня от всего этого ни трясло, я вообще-то неплохо справляюсь. Можно даже, пожалуй, сказать, что я эффективна. Я рыдаю от омерзения, но при этом не рассусоливаю, быстро соображаю, умею занять четыре очереди одновременно, все предусмотреть и везде успеть. Я даже умею поладить с этими монстрами в инстанциях и в итоге получаю результат быстрее, чем это возможно даже теоретически.

Этим умением я обязана школе. Средней и высшей. Это единственный внятный результат двадцатилетнего в общей сложности обучения.

Школа и вуз действительно готовят к жизни и дают в руки оружие для борьбы. Это реально супертренинг, довольно суровый, зато бесплатный. Все эти годы отрабатывается один-единственный навык - навык решать вопросы.

Когда мне было 15 лет и я поступала в свой первый вуз, я совершенно одна без всякой помощи собрала этот миллион справок и подала документы. Вокруг рыдали и психовали родители других абитуриентов, это был действительно непростой квест. Я прошла его играючи, потому что я хорошо училась в школе. Я училась в школе не всякой ерунде типа истории и географии. Я училась решать вопросы.

Человеку нужна годовая оценка, к примеру, по физике. Для этого человеку нужно получить десять текущих оценок и написать, скажем, контрольную. При этом человеку нужно не бесить учителя, а лучше - понравиться ему, потому что от учителя зависит результат. Таким образом, чтобы получить главную, генеральную галочку, человеку необходимо получить несколько промежуточных галочек. Когда список будет закрыт, вопрос будет решен.

Если, чтобы получить одну из этих галочек, нужно выучить закон Ома - значит, нужно его выучить. Это не про физику. Если мне нужно получить подпись главврача, я обязана знать часы его работы. Это просто условие для получения галочки, и оно выполняется чисто механически. Закон Ома всем пофиг, так же как мне пофиг на главврача. Но если я это не запомню, я не получу подпись. Или оценку, это одно и то же. Когда в зачетке страница заполнена - вопрос решен, на какое-то время от тебя отстали, а выучить готский язык - просто способ этот вопрос решить. Можно и не учить, это только один из способов, но он самый надежный. Никто не думает в это время о готском языке, это плата за подпись в зачетке.

Главное достоинство образовательного тренинга - в его полном правдоподобии. Типовая ситуация с решением вопроса моделируется идеально точно - конечный результат всегда максимально, предельно бессмыслен. Все это нужно низачем. Ни одному человеку на свете на хрен не сдалась годовая оценка, штамп в зачетке и подпись главврача. Их надо получить, потому что этого от человека требуют и без этого с человека не слезут.

Решить вопрос - не означает что-то приобрести. Это означает сделать так, чтобы с тебя слезли. В школе и в вузе, если не считать ворон, можно научиться делать так, чтобы с тебя слезли, быстро, грамотно и с минимальными затратами.

Единственное, ради чего мы что-то делаем - это ради того, чтобы нас оставили в покое и дали жить. Чтобы научить нас добиваться этой единственной цели -  для этого и нужны школа и вуз.

А больше школа и вуз не нужны ни для чего. Как и все остальное, заметим в скобках.
я

Уважаемые радиослушатели,

в эту пятницу я не смогу отвечать на пятничные вопросы.
Поэтому на этой неделе снова дежурит laragull, и ваши пятничные вопросы вы можете задать ей в специальном посте в ее журнале (вот здесь).
Зато потом я буду дежурить две недели подряд, в следующую пятницу и в еще более следующую.
Оставайтесь с нами!
я

Говорила бабка деду - я в Америку поеду

Когда я куда-нибудь лечу, то это я с виду такая бодрая.
Внутри меня разверзаются маленькие бездны. Я все время боюсь.

Сперва я боюсь, что накануне кто-нибудь заболеет, например, я. Типа все полетят, а я поеду отдыхать в больницу.
Потом я боюсь, что такси не доедет до аэропорта. Мало ли, сломается. Бензин кончится. Ремонт дороги.
На регистрации я боюсь, что у меня окажется кривой билет. На пассконтроле - что я забыла паспорт, что паспорт за ночь стал недействителен, что паспорт развалится, что у меня штрафы и вообще я в розыске.
Дальше я боюсь перепутать гейт и опоздать на посадку.
Про взлет и турбулентность я говорить не буду, и так все понятно.
Если рейс со стыковкой - тоже более-менее понятно, что боюсь я абсолютно всего (перепутать терминал, не успеть, потерять в транзитном аэропорту все, начиная с паспорта.
Севши в пункте назначения, я спокойно и деловито боюсь сесть во что-нибудь не то и приехать черте куда, а если беру такси - что таксист перепутает адрес и возьмет вчетверо. Нет, что таксист меня убьет и расчленит, этого я не боюсь, это пустяки.
В такси я боюсь, что отель мою бронь отменил, потерял, а еще что этого отеля не существует в природе.

И только заселившись в гостиницу, напялив льняные штаны и выйдя в город пить кофе, я наконец начинаю отдыхать.
Это выражается в том, что теперь я боюсь перепутать дату, проспать, застрять в пробке и не попасть на обратный рейс.