November 18th, 2014

я

Новости культуры

Новостей в отечественной культуре две.

Первая касается любителей немецкого языка. В мировой геополитике сложилась непростая ситуация, когда ехать-таки надо, а учить язык душит жаба. Это легко понять - за последние два месяца мои услуги подорожали в полтора раза. При полном, прошу заметить, отсутствии каких-либо усилий с моей стороны. А исключительно в результате происков империалистической кобры гидры.

Что делает молодая республика в кольце врагов? Она сплачивает (сплочает?) ряды, затягивает пояса, медленно снимает чулки портянки и отдает все силы. В данном случае молодая республика - это я. Раз такая фигня, я в этом году снижаю расценки. Те из любителей, кто до сих пор не пришел ко мне учиться из жадности нищебродства соображений разумной экономии, могут уже приходить, больно не будет.

Желающие, как обычно, пишут мне в личку или на мыло, ни на минуту не забывая, что речь идет о жителях Санкт-Петербурга.

Вторая новость касается уже не германофилов, а всех живущих в СПб, предпочтительно белозубых брюнетов с грустными глазами. Я за последнее время припадочно накупила себе нарядов, и теперь их надо где-то выгуливать. Обычной моей программы воскресных увеселений (обед, кофе и прогулка взад-вперед) для этой цели явно недостаточно.

Буду признательна комментаторам, особенно брюнетам, если они позовут меня куда-нибудь, где не очень скучно (концерт, выставка, лекция, какая-нибудь тусовка). Вы меня, значит, будете звать, а я буду кобениться и капризничать. Выйдет очень мило.
я

Golden Age

Татьяна Толстая хоть и любимейший мой автор, но кое-что до меня доходит с опозданием. Бессмертный гречкосрач, к примеру, я читала примерно как читают Светония, полгода спустя после событий, т.е. по жежешным меркам спустя парочку эпох.

Ровно так же, в виде уже исторического документа, мне попался нынче на глаза адский срач про ураган "Ирочка". Сюжет там был такой. В Нью-Йорке (?) ураган, горожане готовятся к ЧС, запасаются чипсами. Дома престарелых велели родственникам разобрать клиентов пока по домам, а то как бы не утонули, мало ли что. Родственники не готовы к такому повороту и даже как-то растеряны. Тут успеть бы чипсами затариться, а им еще мамашу на голову, сюрприз. Ваще ужос, сообщает нам автор, ничего святого у людей. Мало что сдали в богадельню, так им на два дня лень забрать, не дети, а сволочи какие-то.

В комментах оживление. Не, ну как - осторожно возражают читатели. Это ж не наша богадельня, а американская. Там хорошо. Там отдельное жилье, окна в сад. Там диетпитание, массаж и тревожная кнопка. Концерты там. И этот, как его. Бридж. Пять звезд практически.

Ага, реагирует автор, откупились! Казенный педикюр вместо тепла родных рук! И ног! И лиц! Лишь бы самим не возиться, аж на педикюр готовы закатать мамашу-то! Черствые, бездушные люди!

Не, ну как, робко шебуршатся комментаторы. Там все ж таки врачи, сестры. Персонал обученный. Дома так не сделать, и не поднять, и средства не те. Дома кони двинет клиент-то, без квалифицированного-то ухода.

Если уход без души, то двинет, соглашается автор. А если с душой, то и не двинет. Вы просто не хотите постараться.

Так мы, это, шепчут в комментах. Старались. Сами чуть не померли. Мы ж не то что не хотим. Просто нам так не изогнуться.

Раздаются и голоса погромче, посмелее, не такие виноватые: вот я, когда уже это, того, то не хочу быть обузой! Не устрою кровиночкам такой подляны! Уйду в леса! Пусть наемные корячатся, не жалко и не стыдно. А своих и жалко и стыдно.

Да что вы тут со своим уходом, раздражается автор, уход вообще не главное. Главное - тепло рук! Вовлеченность! Сказки внучатам! Пирог на Рождество! Быть в гуще жизни! А не одному где-то там сидеть с педикюром, как пень еловый.

Да оно бы хорошо бы, вздыхают в комментах. Оно бы замечательно, чтоб мамаша дома помирала. Только она ведь хату спалит от Альцгеймера. И капельницу надо все время специальную. Не мы такие, жизнь такая. А так-то, конечно, лучше, чтоб сказки, пироги и в гуще.

И вот они там на тыщу комментов грызутся, надо ли держать старушку в гуще жизни любой ценой или в особых случаях можно отдать бедняжку врачам. Т.е. понятно, что в гуще ей лучше, это всякий знает, но не все в наших силах.

А откуда вообще такая уверенность насчет гущи?

Еще раз, кто забыл - речь про Америку и про американский дом престарелых, где старикам полный комфорт. Про родные осины и разговору нет, у нас на семью только и надежда. Дети не организуют уход - помрешь голодный и немытый. Семья пришла навестить - ура, судно дадут. Потому ее и ценят, семью, а не потому что она гущу жизни принесла. Тут не до гущи, знаете.

А я вот представляю себе эту американскую бабку. Вот она всю эту кодлу нянчила. Кормила, в школу возила, ланч собирала им. Потом платила за колледж. Психовала, как бы не заболел. Да не пошел бы по дурной дорожке. Потом каждые каникулы опять жизни не было, стряпай с утра до ночи на них и на приятелей ихних. Рождества еще эти. Вы представляете себе, сколько она этих долбаных пирогов на Рождество испекла за жизнь? Вы реально думаете, что ей еще не надоело? Она свое честно отработала. Не жаловалась. На пансион на этот заработала себе, между прочим.

Можно уже человека оставить в покое?

Она, может, всю жизнь мечтала, стоя у плиты, что когда-нибудь эта бодяга закончится и не надо будет никого обслуживать. Мечтала, как сядет с педикюром у окна и станет в сад смотреть. А не слушать всю эту чушь, которую порет семейство. Что они такого умного ей могут сказать, чего она уже раньше от них не наслушалась?

Да она вообще-то попала в рай, эта старушенция. Она делает что хочет, и при этом ее обслуживают. И она никому за это ничего не должна.

А вы думаете, что ей там тоскливо без вас.

А знаете, почему вы так думаете? Потому что вы думаете, что с вами интересно.