November 6th, 2014

я

Монсеррат

В августе мы всей семьей поехали в Барселону делать ребенку счастье. Чтобы счастье было полным, взяли с собой ребенкину подружку. В итоге девицы спали до полудня, а в остальное время шлялись по Старбаксам (дети нормальных кофеен не признают, только сетевые), а мы с мужем жили как люди - в 8 утра на пляж, потом в музэй, потом каждый по своим делам (я по авторским бутикам, а он не знаю уж куда).

Отпуск был длинный, целых семь дней, и мы решили съездить на Монсеррат. Это такой монастырь в горах, лет ему примерно как христианскому миру, там месса с хором и Черная Мадонна, исполняющая желания. Ехать далеко, экспедиция на весь день, но дело того стоит - незабываемо, уникально и захватывающе, было написано в буклете.

На самом деле я уже один раз была на Монсеррате, 15 лет назад с одним придурком, но ни пса не увидела, потому что занята была придурком, а не тем, чем надо.

Дети с нами ехать отказались, потому что отстой, но обещали вместо этого сходить наконец в музей. Мы поехали вдвоем.

Рано утром мы сели в электричку и подремали в ней пару часов по равнине. Потом вдруг стало холодно - это была конечная станция, выше электричка не шла, дальше шел специальный подвесной трамвайчик. Он шел вдоль отвесной стены, слева была пропасть, полная тумана. Может быть, это были облака. А трамвайчик все поднимался.

Наверху было солнышко и это аббатство, больше там не было ничего, все осталось внизу. Народу было битком, но в собор мы вошли свободно, только справа стояла огромная очередь, к Черной Мадонне был отдельный вход. Очереди не видать было конца, и я подумала - как хорошо, что нам туда не надо, мы же здесь ради культуры, а не ради вот этого вот всего.

Мы посмотрели собор, послушали мессу. Я рвалась в музей (там есть музей), но тут мой муж встал в эту очередь.

Я сказала ему, что он спятил. Я сказала, что он мракобес и идолопоклонник. Я сказала, что я столько не выстою. Что я хочу в музей, обедать и домой.

Пока я все это говорила, очередь засосала меня в недра храма.

Люди стояли строго в затылок, парами и компаниями. Перед нами были китайские студенты, они ржали и фоткались на айфоны, но с места не сходили. Позади нас была пожилая испанская пара, на входе дама накинула мантилью. Они стояли молча, с серьезными лицами.

Всем этим людям чего-то было надо от чудотворной Мадонны. Очередь змеилась вдоль прохода, затем поднималась по лесенке, и там, наверху, была эта святыня, и каждый оставался с ней наедине ровно десять секунд, замирал, взявшись обеими руками за что-то там (снизу было не разглядеть), и исчезал снова вниз.

Я покосилась на мужа. Он стоял весь сосредоточенный, готовился. Что-то важное хотел попросить, наверное. Шел второй час, оставалось примерно столько же. Я стала думать, чего бы попросить мне. Надо же заранее решить, чтобы потом не растеряться.

Почему-то мне казалось, что сказать можно будет только что-то одно. Только самое главное.

Ну, здоровья ребенку, это понятно. Здоровья всем близким? Ну, не знаю. Как-то очень похоже на тост. Несерьезно и неконкретно. Здоровья вообще всем? Еще лучше. Чмоке всем в этом чате, ага.

И потом, ребенок, слава богу, здоров. Зачем тратить единственный мессидж на проблему, которой нет? Может, попросить себе любящее сердце? Или мира в моей стране? Что важнее?

Спереди и сзади стояли люди и думали, наверное, о том же самом, только китайские студенты продолжали резвиться, у них свои способы соприкасаться с вечностью. А остальные все как-то притихли, перебирая свои желания.

Мы стояли уже на лесенке. По обеим сторонам на стенах были фрески, а на фресках - женщины. Все канонизированные женщины, праматерь Ева совсем внизу, на первой ступеньке, и дальше вверх по хронологии. Впереди, на самом верху, в стеклянном саркофаге сидела самая главная женщина, всемогущая. Отсюда уже видно было, за что нужно браться руками, чтобы войти в контакт.

Я открыла все каналы, как меня когда-то учили, чтобы потом не терять время. Мне вдруг стало как-то ясно и спокойно. Я подумала - вот она сидит там за стеклом, столько лет, и все это время раз в десять секунд от нее чего-то хотят. И ни одна зараза не скажет просто спасибо. Ну, вот за все вот это. Долго рассказывать. Просто спасибо.

Тут подошла моя очередь, китайцы наконец исчезли, сфоткались с Мадонной и побежали дальше, а я стояла перед ней. Она действительно была черная. Я взялась руками за эти штуки и да, оно включилось, мне открыли доступ.

И я сказала  - спасибо.