May 16th, 2012

я

Языковой барьер

В юности мне нравились молодые люди, у которых русский язык был неродной. В основном это были прибалты, лучше эстонцы - они знали русский хуже всех и поэтому больше помалкивали. А если уж говорили, то коротко и по делу. Когда человеку не хватает языковых средств, нести ахинею ему просто нечем. Такого человека можно считать занудой, но считать его идиотом начинаешь очень нескоро.

Я хоть и была глупа и беспечна, но умела ценить эту отсрочку. Своего первого мужа, к примеру, я записала в идиоты на второй день знакомства - бедняга говорил по-русски свободно, и совершенно напрасно.

Спустя время стало ясно, что русский с акцентом - это не выход. Все равно с ними все понятно. Надо было устроить так, чтоб было не очень понятно - тогда была надежда хоть на какую-то романтику. Сиди да слушай, как французскую эстраду - рот разевает красиво, и сразу ясно, что про любовь. Это на родном языке эстраду невозможно слушать, какой-нибудь "синий туман похож на обман", а на иностранном то же самое вполне себе прекрасно.

Сказано - сделано. Косяком потянулись немцы. В те времена язык я уже знала неплохо, но синий туман по-ихнему еще не просекала, и поначалу дело пошло преотлично. Любую сказанную кавалером хуйню я объявляла неизвестным мне фразеологизмом и вместо того чтобы дать в лоб, бежала подчитать литературки.

И доподчитывалась в итоге до того, что и с немцами все становилось ясно с первого слова, как с родными. Любить стало решительно некого, ибо где нет заблуждений, там нет и страсти.

Мне потребовалось много лет, чтобы понять, что заблуждения можно выращивать на ровном месте без всяких языковых барьеров.
я

Golden age

Поскольку я теперь не гордый доцент, а простой тунеядец, то медицинской заботы мне больше не полагается.

ДМС я сразу же оформила в мужниной корпорации как член семьи врага народа, а теперь вот спохватилась насчет обычного бесплатного полиса. Зачем он нужен при наличии страховки, я не знаю, но решила, что не повредит (ТМ). Выправлять бумагу поехала в ближайшую страховую компанию, название не скажу (пусть они заплатят, тогда скажу). Так и так, говорю, девочки. Я старая больная женщина, желаю лечиться прямо сейчас, не дожидаясь пенсии.

При слове "пенсия" мысль прыгнула в сторону, и я буквально не меняя позы оформила себе накопительную пенсию, как порядочный бюргер с гартенцвергами в саду. Буду чего-нибудь там взносить, и когда откажут последние члены - на меня прольется золотой дождь. Государственная-то пенсия у меня будет с гулькин хер, я всю жизнь проработала мимо налогов.

Было спето много песен о доходности, но это все чушь, всю доходность все равно съест инфляция. А вот государство нам отец родной - хоть и поебывает своих кровиночек, но иной раз и подкормит. До 12 т.р. в год этих добровольных взносов отец родной удваивает - докладывает от себя, и это уже похоже на доходность, учитывая, что программа закладывается на 10 лет. Т.е. я внесу 120 тыр, а на счету образуется 240. Не взять с государства этот шерсти клок - это себя не уважать.

А если бы я уже вступила в пенсионный возраст, но пенсию еще не получала, а продолжала таскать взносы - государство тире отец родной умножало бы их не на 2, а на 4 в надежде, что я не доживу. Но это оно просто не знает, с кем связалось. Если дело касается денег, я бессмертна.