May 5th, 2008

я

"О политике френдования")))

Почти у всех есть такой верхний пост. Меня долгое время озадачивал тот факт, что он верхний, манифест типа такой. Если бы мне вздумалось написать манифест, в нем бы, ей-богу, шла речь совсем о других вещах. 

У меня есть сильное и где-то даже мучительное подозрение, что опция "добавить в друзья" совершенно по-разному трактуется мной и остальным человечеством. 

Я добавляю в друзья тех, кого мне нравится читать, просто чтобы их потом не искать. Год назад я просто сохраняла ссылки, но начиная с определенного количества лента все же удобнее. Когда я сохраняла ссылку на понравившийся журнал, я не предполагала, что хозяин журнала об этом догадается и придет в гости с тортиком. Я вообще не люблю тортиков.  Добавить кого-то в друзья - это то же, что сохранить ссылку. Или купить книжку. Я вообще-то много книжек покупаю, но ни разу почему-то не озаботилась реакцией автора на покупку его книжки именно мной. 

Когда френдят меня, я исхожу из тех же соображений: видимо, человек расположен меня читать. Читать, а не жениться. Да, мне лестно и отрадно, когда это делают те, о ком я высокого мнения. Если меня френдит человек, которого я не знаю, я этого просто не замечу, если меня не ткнут мордой непосредственно в этот факт. Т.е. я заглядываю иногда в свой профайл и замечаю, что циферки как-то меняются. Это все, что я замечаю. 

Остальное человечество, похоже, видит во френдовании дружбу, замешанную на крови. Таких разборок, как в ЖЖ, я не видела даже в женском туалете средней общеобразовательной школы, где они мне, впрочем, тоже были непонятны. Почему, к примеру, нельзя обсуждать с третьими лицами персонаж из твоей ленты? Ты присягнул ему на верность или что вообще случилось? Это просто одна из книг на твоей полке, ты вправе быть о ней какого угодно мнения. Вот писать автору заказным письмом: "Вы мудак и мама Ваша не лучше" - вот за это обычно госпитализируют. Навязанный личный контакт вообще уголовно наказуем. Вымазать автору ворота дегтем означает выдать свое социальное происхождение, не говоря о том, что это порча имущества. Вот и все, больше ограничений нет. Потому что ничего личного.

Дети в препубертате (в пубертате у них уже есть заботы поважнее) очень любят делиться на группы и клясться на крови. Это как-то там способствует их дальнейшей социализации якобы. Большинство из них, судя по всему, социализируется до могилы.

У Дорошевича, кажется, был очерк о дикости русских гимназий, там был пример из немецкой жизни. "Я больше не знаком с Карлом. Карл негодяй - он не знал родительного падежа от слова "domus" ,- так рассуждали два маленьких школьника, когда Гейне выезжал из Дюссельдорфа."  
я

Горящий светильник

Сидим с подругой в суши-баре. У нее бизнес, у меня бизнес. Бизнес и там, и там не стоит доброго слова.
- Ну как доход-то? - спрашиваю я, приземленная. Я до сих пор убеждена, что бизнес для дохода и больше ни для чего.
- Ну, видишь ли, это для меня ступень личностного роста, - реагирует подруга, из чего я заключаю, что доход не очень.
-Бизнес, он ведь чувствует, как ты к нему относишься, - продолжает она (он, видимо, не хочет быть ступенью личностного роста, он хочет быть чем-то большим, предполагаю я про себя). - Если тебя не прет от самого процесса, дохода не будет. 

Ой, не будет. Ой, не прет. И никогда не перло. Всегда ненавидела, всегда считала дни - ну вот еще немножко, еще годик, и все. И все!!!

Свой первый бизнес я замутила в 93-м году. Я хотела купить хорошую квартиру. У меня была квартирка, двушка в корабле на выселках, спасибо папе с мамой, но я хотела хорошую. Тогда квартира и машина стоили одинаково, все покупали машины. Я работала по 14 часов в день, я сама мыла полы в офисе, я одевалась в секонд хенде - всю выручку я в тот же день обменивала на доллары и жила на сдачу. Через год у меня была трешка, еще через два - сталинская трешка в хорошем районе. 

Через три месяца я поступила в универ на второе высшее и закрыла ненавистный бизнес, цель была достигнута. Никто никогда не узнал, что я была там хозяйкой, никто даже не знал моего настоящего имени. Я не играла в игрушки, я шла к цели. Ни разу, ни на полсекунды я не пожалела о том, что бросила дело. Оно, кстати, последние полгода само загибалось, как чувствовало. 

После десяти лет относительно безмятежной жизни я начала тот бизнес, что загибается сейчас. Здесь тоже никто не знал, как меня зовут на самом деле, у меня был псевдоним, как в борделе. Я хотела машину, а муж был против. Через полгода я машину купила, еще через год - хорошую. Бизнес исчерпал себя, я больше не вижу в нем никакого смысла. Через четыре недели я его продам. 

Теперь, издалека, мне понятно, почему они у меня не выживают. Я никогда не хотела ничем таким заниматься. Мне в страшном сне бы не приснилось тянуть эту лямку до старости. Мне хотелось достичь какого-то уровня, а дальше уже не мое дело. Т.е.  это вообще не мое дело, но раз уж так не повезло, я напрягусь и выйду на этот уровень сама, но потом уж точно все.

Я зарабатывала себе приданое.

Смешно, правда?