October 19th, 2007

я

Бесприданница

 Она смотрит на него, склонив голову набок, или искоса, или вообще украдкой,  у него все такое настоящее, даже проблемы, а у нее такое игрушечное, ей тоже хочется быть как он - чтобы все было серьезно, а не так, как у нее всю жизнь, попробовала, получилось, сразу надоело, и вообще это все ерунда. Ей хочется, чтобы как у него,  чтоб достойно,  она даже пытается ему подражать - тратит небрежно, не крохоборствует, как раньше, не копит, все встает на цыпочки, пытается до него дотянуться.

Она жутко его стесняется, она стыдится своей бедности, она не хочет вот так, она хочет, чтобы как равная. Она перебирает, как четки, все, что ей удалось нажить, это ее успокаивает, все-таки она не совсем уж бесприданница, она готовилась, ей есть что предъявить, восемь нижних юбок и три верхних, шерстяных, домотканых, которые ей носить до старости. Ей хочется, чтобы он дарил ей цветы, как равной, как даме, а он дарит ей чудесные вещи, приятные и полезные, всегда очень практичные и облегчающие жизнь и всегда немножко, совсем чуточку слишком дорогие для нее.

А еще он разруливает ее игрушечные, копеечные проблемы, и ей так хочется тоже ему чем-нибудь помочь, накормить и обнять, но это нельзя, и вообще ей нечего ему отдать, кроме своей жизни, только погубить свою жизнь в его честь, вот и все, что она может.
я

Gift

 Знаешь, есть такие люди, ну так бывает, короче. Которые до такой степени не знают, что делать со своей жизнью. Ну т.е. до такой степени.

Они ее и так, и этак уродуют, все пытаются хоть как-то приспособить - нет, ничего не получается, не нужна она им.

И потом они вдруг встречают кого-то, и у них такое чувство, что теперь все будет хорошо, что все решится, что перестанет болеть.
Этот кто-то ни сном ни духом, он отшатывается в ужасе, ему кажется, что он теперь должен что-то с этой жизнью сделать, должен сделать ее такой, как надо.

А за ним идут и бормочут, как в дурном сне - не надо ничего с ней делать, просто забери, ну что тебе стоит, просто забери...