malka_lorenz (malka_lorenz) wrote,
malka_lorenz
malka_lorenz

Category:

"Цинизм - единственное оружие беззащитных." (про ребенка)

 
Ходили сегодня с детенышем в школку. Школка не настоящая, игрушечная (сразу вспоминаю ее диалог с бабушкой: "Бабушка, какие у тебя красивые зубки..." - "Да они же не настоящие..." - "Игрушечные???"), но денег стоит как МГИМО. Задание по сольфеджио мы не сделали. Спрашиваю:"Когда тебя учительница спросит, почему ты без задания, что ты ей скажешь?" Ребенок, невозмутимо:"Скажу, что мы с мамой две дуры." В школке у нас роман, не очень удачный. Прижавши ручки к груди:"Мама, если бы ты знала, как я люблю Ваню! Я БЕЗУМНО его люблю!!!" Появляется Ваня с пистолетом, несет ей в ухо какую-то чушь про войну. Моя дочь ему, через плечо:"Меня это не интересует." Ваня на это в упор расстреливает лежащего тут же нашего пупса (пупс в натуральную величину, я цепенею от этой сцены). Дочь еще не в силах охватить происходящего и реагирует посильным образом: в изнеможении роняет руки и стонет:"Боже, какие все козлы!!!"
После школки едем есть суши на Б.Морскую. Поскольку я в компании взрослых, ребенок слегка томится и ищет развлечений. Помогает официантке собирать по столам меню. Поливает дерево в кадке. Наконец находит мальчика вполне уже тинейджерского возраста (нам-то 4 года, кто не в курсе)и завязывает с ним знакомство. Сидят, тихо беседуют. Через 10 минут моя дочь закатывает мальчику пощечину и с воплем "Я тебя сейчас задушу!" кидается ко мне за утешением. Что случилось? "Он сказал, что мы все умрем. Мама, скажи ему, ведь это неправда???"
Дома нянчит своего пупса, я под это дело пытаюсь накормить ее ужином. Она неожиданно соглашается: "Да, мне теперь надо хорошо есть, а то молока не будет для маленького..."
На пупсе надет ее собственный первый ползунок. Я отлично помню, как я его покупала. Это девочка, назвали Бэби Бон (???) 



Ребенок, пеленая пупса, неторопливо рассуждает: "Ты мой хороший. Ничего, что ты игрушечный. Раз я тебя люблю, значит, ты настоящий. А вот если ты, к примеру, потеряешься - то опять станешь игрушечный..."
Моя кровь, моя... 


Хореографы, как правило, отличаются жестким и бескомпромиссным характером - видимо, сказываются годы впроголодь, да еще у станка, да еще в компании других будущих хореографов. Так или иначе, моей дочери (4 года) на балете было сказано без обиняков и прилюдно, что у нее, дескать, попа перевешивает. Я, изготовившись к прыжку, посетила урок. Ну что сказать? Действительно перевешивает.
Ребенок погрузился в размышления, был весь вечер тих и минорен, а перед сном пришел ко мне в постель поделиться выстраданным решением: "Мама, я все решила!!! Мне нужно НЕМЕДЛЕННО сделать липосакцию!"


Свекровь - существо с интеллектом зажигалки и с эрудицией табуретки, - жалуется на мою четырехлетнюю дочь.
"Она мне сказала, нет, ты подумай, что она мне сказала!!! Она сказала - бабушка, тебе нужно менять приоритеты!!!!" 


Когда кормишь грудью, мир преображается. Он делится на грудных младенцев и на все остальное. Причем грудные младенцы не обязательно должны быть реальные - достаточно упоминания, и тебя уже душат слезы, такова игра гормонов.
Я твердо решила кормить мою дочь хотя бы год.
Дело шло туго, молока не хватало, ребенок орал, грудь болела, не давая заснуть, и два месяца спустя я приобрела т.н. молокоотсос. Это дорогостоящий прибор, показывающий, сколько продукта произведено и сколько потреблено, и вообще превращающий жизнь из бессмысленного мучения в осмысленное. К тому же он производил приятный ритмичный, чтобы не сказать музыкальный звук.
Я быстро привыкла к этому приспособлению и вскоре уже ждала с ним встречи, ибо то было время, когда я вправе была читать, и никто не вправе был помешать мне в этом.
Вскоре на нашей кухне завелись тараканы. На моей стерильной, новой, только что отстроенной кухне. Чудовище приходило, как только я включала прибор, замирало на середине кухни и медитировало, а я ничего не могла сделать, ибо была в процессе.
Спустя несколько дней появилось потомство. Крошечные существа оккупировали территорию вокруг кипятильника, разогревавшего моему ребенку молоко, и вылезали одновременно с мамашей.
Настал день, когда я озверела. Я вооружилась тряпкой и уничтожила всех. Я убила маленьких, тянувшихся к теплу, и их маму, тянувшуюся к музыке. Они были тараканы.

Но с тех пор я не нахожу себе места, и вечно помню об этом и казню себя. Ведь они ничего мне не сделали. А я их убила. Я, такая же мать. Которая родила свое дитя в надежде его сберечь. Которая так же радовалась музыке...
Нет мне прощения... 



Рассматриваем вчера с детенышем альбом Уффици. До этого ее удалось принудить только к Венскому музею, но там все безобидно - либо Брейгель, где все мелко и непонятно, либо Гольбейн и прочие Веласкесы, т.е. портреты, нейтральные в дидактическом отношении.
Уффици оказался музеем исключительно зловредным, поскольку в альбоме отображены полотна сюжетные, а стало быть, требующие пояснений. Причем не в хронологии, а в порядке поступления изображений.
Сперва мне пришлось вкратце изложить Новый завет, то и дело дополняя его новыми подробностями. Хуже всего мне пришлось с Предтечей - его функцию в сюжете я еще как-то худо-бедно сумела обосновать, но на вопрос, почему он в шубке, удовлетворительного ответа не нашлось. Непостедственно перед этим я долго объясняла, почему все голые - жарко, дескать. Так почему же он, блин, в шубке??? Сказала, что простужен, жизнь аскета полна лишений, тут тебе и озноб с лихорадкой, и вообще ослабленный иммунитет (это она понимает благодаря рекламе какого-то кефира). В ужасе ждала появления головы на блюде, но обошлось.
Дальше был суд Соломона, изгнание из рая (ну, это просто, это дешевая дидактика: говорили им - не трогайте мамину косметику, тьфу, т.е. не берите в рот эту дрянь, они не послушались, тут нужен долгий взгляд, как бы вопрошающий:"Тебе это ничего не напоминает, дорогая???" - и вот, в итоге пришлось покинуть райский сад и работать в поте лица. Ребенок, осмыслив сюжет, отреагировал так: "Мама, а ты тоже это яблоко ела?")
Сломалась я на Юдифи.



 Через дорогу от нашего дома - свадебный салон. Т.е. белые платья. Салон открылся недавно, с полгода, и не было еще случая, чтобы ребенок прошел мимо. Ребенок заходит и светски общается с продавщицами и с хозяйкой. Те, очумевшие от скуки, радуются этим визитам. Поднять голову от швейной машинки. На ребенка сыплются подарки и внимание. Ребенок лелеет планы купить диадему, платье уже тоже присмотрено.
В один прекрасный день ребенок притаскивает из салона каталог Mary Kay. Продавщицы тоже не дурочки и на зарплату не надеются. Ребенок очарован, листает этот каталог несколько дней, при этом делая большие успехи в чтении. Я бы даже сказала, что первые внятно и бегло прочитанные ею слова были слова "энергичный пурпур", она до сих пор повторяет их как заклинание. В гости, в гости, нас приглашают в гости, делать макияж!!!(сетевой маркетинг, все нормально).
Пришлось вести ребенка в гости делать макияж. Угадайте, во что мне обошлось это ее удовольствие? В 150 долларов, не считая целого вечера т.н. общения. За все надо платить. Бесплатно любить моего ребенка никто не будет. 



Я люблю тебя. Я никому об этом никогда не рассказываю, никто об этом не знает, никто. Пусть это будет для всех обычная семейная свалка, крики и слезы, и ругань, и оскорбления. Наши отношения никого не касаются, правда?
Когда ты не в настроении, я на тебя ору и призываю к порядку, и когда ты меня испытываешь, я тоже ору. Я ору:"Хватит уже надо мной издеваться! Живите сами, как хотите и т.п.", и ты знаешь цену этим воплям, и смеещься, и говоришь:"Куда ты денешься." Или я начинаю донимать тебя иронией, ни слова в простоте, так что ты не знаешь, что и думать, и на всякий случай грубишь, храброе сердечко.
Когда меня спрашивают о тебе, я говорю: "Все нормально." Когда, к примеру, моя мама пытается развить тему, я раздражаюсь: "Ой, мама, ну о чем тут говорить, не могу я это все пережевывать..." Никого это не касается. Никто не должен знать, как нам хорошо вдвоем. Вдвоем, когда никого нет, и никуда не надо бежать, и когда никто не припрется, какое счастье тогда наступает. Как мы прижимаемся друг к другу, истосковавшись. Как ты мне говоришь: "Без тебя я умру." Как мы просто сидим обнявшись и говорим обо всем на свете, и ты просишь меня спеть твои любимые песни, и для тебя мне все в радость, и ничего не лень, и нет прошлого, какие-то мутные мужики, кто их вспомнит теперь, прах и тлен, и муж - что мне муж, он уйдет наконец на работу, и наступит наше время. Никого нет на свете прекраснее, ангел мой, сокровище мое, я восхищаюсь тобой, ты моя жизнь, пусть все от нас отвяжутся и мы останемся вдвоем. Доченька моя.
Это о мужиках своих я могу рассказывать анекдоты. Все в подробностях: "А-а-а, я влюбилась." - "А-а-а, он меня не любит." Здесь стесняться некого. И нечего. О моих романах знают все, включая студентов. О важном не рассказывают никому.

Никто никогда не узнает, как я тебя люблю. Никто никогда. Любовь стыдлива... 




Детеныш мой, утративши связь с реальностью под воздействием театральной студии, разыгрывает этюды. Изображать подавленность она уже насобачилась так, что даже я, каменное сердце, каждый раз ведусь и кидаюсь к ней с утешениями. Но это все пройденный этап, теперь бери выше, теперь мы изъясняемся аллегориями и выдаем притчи по любому поводу. Цитирую дословно.

- Я - птичка любви. (взмах крылышками) Моя мама была птичка радости, но она умерла, ее загрызли. И осталась я одинешенька. И выбрала себе новую маму (кружится с прозрачной шалью, заламывая ручки). Новую маму звали птичка грусти. Но она меня покинула... (головка падает на грудь).

Я, пытаясь найти позитивный выход: - Давай я буду твоей мамой!!!

- Давай. И я нашла себе новую маму, и она никогда меня не покинула. Это ты. (прижимается). Тебя зовут - птичка мудрости...

Допрыгались. Вот вам ваши Метерлинки... 





Сегодня ровно месяц моей предпринимательской якобы деятельности. 30 000 ровно. Говорю детенышу - мама заработала немножко денег, пойдем тебе что-нибудь купим. Что захочешь. Еще одну Барби, помаду, туфельки с бантиками, бусы, торт. Выбирай.

Знаете, что мы купили? Белые розы. 





Когда я рожала свою дочь, это началось в 9 вечера и продолжалось примерно 13 часов - для первых родов всего ничего. Из них 12 я молчала, как скала, будучи воспитана на идиотских предрассудках. Королевы типа рожают молча, вопят только кухарки. Это пижонство довольно дорого мне обошлось - в соответствии с принципом обратной связи схваток не было совсем, персонал уже не знал, чего бы еще мне такого вколоть, а мое несчастное дитя чуть не загнулось в утробе, еще бы, с такой-то матерью...

На 13-м часу мне надоело геройствовать и я заорала. Никого не стесняясь, от всей души. Дело сразу же пошло настолько веселей, что народ поразился (я бы и сама поразилась, если бы хоть что-то соображала к тому моменту). Короче, через час страшных воплей все было позади. Без всяких стимуляций.

У меня есть сильное подозрение, что если бы я с этого начала, то родила бы еще до полуночи и сберегла бы кучу сил и здоровья. 






Мой ребенок играет в маму. Ходит по квартире с мобильником взад-вперед, как тигр по клетке, и произносит монологи.

- Кирилл, да повесь ты этой дуре карниз, и пусть она от нас отвяжется!!!
- Оля, детка, во вторник не могу. И в среду тоже не могу. Давай в четверг в девять. Опоздаешь - не мой вопрос.
- Виталий, здравствуйте, голубчик. Надеюсь, мы с Вами сегодня увидимся? (с угрозой в голосе)
- Да, дорогой, ты совершенно прав. (прикрывая трубку): Господи, какой кретин...
(заученным елейным тоном): - Расценочки у нас повременные. Да-да, все как Вы пожелаете.(отключаясь якобы): - Ага, размечталась, дура.

Отводит трубку от уха, роняет руки: - Блин, сволочи, уроды, чтоб вы сдохли все!!!


 


Муж уехал на неделю в Амстердам. Это первый раз, когда он уезжает больше, чем на сутки, у всех мужья как мужья, дома не застанешь, только мой все время торчит на глазах. Так вот, уехал, стало быть.

Первое утро вдвоем с ребенком.

Встала в 8. Спокойно приняла душ, сижу пью кофе. В доме чистота, тишина и солнышко. Постель первозданна, в спальне пахнет духами, а не ногами. Ребенок, проснувшись у себя в кроватке, а не в общей свалке, вместо истошного вопля "ПАПА!!!! Пить хочу!!!!" нежным голоском блеет - мамочка, доброе утро.
Телевизор молчит. Впереди длинный день, Зоологический музей и карусели, это вместо программы "Смак" на всю квартиру и затем экспедиции в Окей.

Приношу ребенку завтрак в постель (я вообще ее балую, типа, нам не досталось, так пусть хоть дети...). Она лежит на подушке розовая и тихая, наблюдает, как я расставляю на столике еду, а потом задумчиво произносит: - Как я тебя люблю, боже мой...

Я вздрагиваю. Это абсолютно моя фраза, что текст, что интонация. Где она могла это услышать? В ее присутствии я ни разу, ни разу не произносила ничего похожего... 




Ребенок нарисовал мне картину - дом, машина и т.д., а сверху женщина с крыльями.
-Это ангел? - спрашиваю.
-Да, говорит она, это ты. Ты - ангел.
Я растрогана.
-А где же ты?
- А я в машине.
- А я почему не в машине?
- Так ты же умерла. Ты ангел, ты что, не поняла?

 


Ровно шесть лет назад моя дочь запросилась на свет.

Семейная легенда такова.

В течение всей беременности меня твердо обещали кесарить, когда я что-то вякала против, на меня смотрели с брезгливым состраданием и говорили что-то вроде - да Вы что, женщина, да Вы посмотрите на себя. Я смотрела - мне все очень нравилось, все как всегда, только живот можно не втягивать, красота.

В итоге я от них сбежала к воякам, вояки над этой историей поржали, сказали - родишь как миленькая, у нас генералы рыдают как дети. Но тут встал вопрос о сроках.

Считается, что нормальные женщины знают с точностью до минуты, когда они залетели. Такова типа их высокая природа. У кого природа не высокая, те как минимум знают, когда у них менструация. Ни то, ни другое ко мне не относилось. У меня, видимо, вообще нет никакой природы. Что касается менструации, к примеру, то сколько себя помню, всякий раз для меня это бывало полной неожиданностью. Все расчеты сводились к формулировке "что-то давненько не было, наверно - скоро будет". Поэтому дата родов определялась исходя из размеров живота и расположения звезд на небе.

В результате своего раздолбайства я очутилась на дородовом отделении с прогнозом "то ли завтра, то ли на той неделе". Тосковала я там безмерно (одни же бабы вокруг, и завотделением хоть и полковник, а все равно почему-то баба)и гоняла мужа в хвост и в гриву, чтоб навещал каждые три часа. Кроме того, койко-день стоил довольно дорого, и меня сильно раздражала эта неопределенность.

На третий, что ли, день муж приехал вечером и мы сидели в каком-то закутке, пригорюнившись на тему, что я торчу тут без толку, а денежки-то капают, сколько можно уже. Как сидят женщины на сносях, знает всякий - колени им просто не свести. Муж как бы в шутку обратился к животу с монологом "вылезай уже, что ли, уси-пуси, иди ко мне, мой сахар", а потом, чтоб было смешно, достал 100 долларовую бумажку и пошуршал ею у меня между колен, примерно так, как котенка приманивают. Посмеялись.

Через полчаса у меня отошли воды.

Я горжусь своей дочерью. Наш человек. 




Когда я смотрю на своего ребенка, мне все время кажется, что мне его подменили.

Мой ребенок - он был маленький. Он помещался на ладони, только ножки свешивались. Когда я носила его на груди, те же ножки едва доставали мне до пупка. Его можно было спрятать под курткой и так и ходить.

Это какая-то странная, отдельная девочка. Она чего-то там рассуждает, звонит по телефону, играет на пианино и жует жвачку. Она очень красивая и, наверное, очень умная. Она хорошая. Но она другая.

Где мой ребенок? 





В этом году мы заканчиваем нашу школку. Школка недешевая, но дело того стоило, мы знаем, что такое мизансцена и диафрагма и шутя транспонируем из C-durа в D-moll. Три года отходили, все.

Сегодня мне объявили, что деток будут фотографировать для выпускного альбома и приказали сдать на это дело 700 рублей.

Вообще-то не сказать, чтобы я с ребенком жадничала. Учеба само собой. Хоть раз в неделю - обязательно ресторан, девочка должна бывать на людях. На лошадке - на здоровье, это ощущение стоит тех денег, сама знаю. Бижутерия - плодородный слой, под ногами хрустит, для девочки важно этим наесться и потом не сходить с ума на тему гламура. Она ни разу не стояла на остановке под дождем, в плохую погоду я всегда брала такси, ребенок должен знать, что бессмысленных мучений можно избежать.

700 рублей сфотографироваться на память, сказали мне.
Об этом не может быть и речи, сказала я. На память мы и так не жалуемся, сказала я.
У вас что, денег нет? - это популярный вопрос в нашей школе.
Есть, сказала я. Но не для вас.

Тогда обратились к ребенку.
Инга, сказали ей, как же так - все будут фотографироваться, а ты нет???
Мой ребенок поднял голову и сказал: - Это не аргумент. 





Ну вот, вот и дожили.

Сегодня я рассказывала ребенку, откуда берутся дети. Рисовала на доске беременную матку и стадии развития эмбриона, плацента и пуповина и почему пупок. Потом взяли пупса и рожали его из-под маечки при всех возможных предлежаниях, дышали и тужились. Потом, соответственно, пеленали и кормили.

Вот так я ловко увернулась от вопроса - откуда они, собственно, берутся.

Вечером пришли ученики, увидели доску и потеряли дар речи. 





Ребенок посетил Ботанический сад с целью увидеть насекомоядные растения (!).

По пути к оранжерее тревожится:
- А они там есть? Точно?
Я, неуверенно:
- Ну наверно. Где ж им быть-то еще...
Ребенок, назидательно:
- Если мы не найдем то, что ищем - значит, оно в каком-то другом месте!

Экскурсия длинная и довольно нудная, ребенок начинает изнывать:
- Когда-нибудь это кончится??? Я, грубо говоря, в отчаянии!!! 





Мой ребенок отказывается ездить с папой, он хочет ездить с мамой. С мамой ездить весело.

У мамы не новости по радио, а музыка, ребенок знает все любимые диски наизусть и подпевает на трех языках, третий идиш.

С мамой она полноправный участник движения. Мама едет, она озвучивает. Впереди телепается ржавая шестерка. "Инга, что надо сказать?" - "Уйди, ведро!!!" Южный дядечка на маршрутке ласково ждет, пока мы вырулим из двора. Ребенок: - "Спасибо, уважаемый!" На повороте нас подрезает Паджеро. Ребенок, с базарной интонацией: - "Ой-ой-ой, посмотрите на него, у него длиннее!" Перед носом болтается Пежо, ни туда, ни сюда. Ребенок, задумчиво: - "Ну что ж ты урод-то такой? Ты баба, да? Ну признайся, ведь баба же?" (Слово "пизда" я стараюсь произносить беззвучно.)

Три светофора мы пытаемся обогнать серебристый Мондео, он нам надоел, он нас нервирует. Наконец нам это удается. Ребенок, обернувшись назад, высовывает в окошко вполне внятный "фак", а потом говорит: - "Но ведь у нас не было выбора, правда?"

Нет, говорю я, не было.




- Ну ты где вообще. Зову тебя, зову. Вот понюхай-ка вот это. По-моему, в этом есть что-то...ммм...сандаловое. Или хрен знает как там оно называется.
- Ну...Нет, оно АБСОЛЮТНО не сандаловое. Это знаешь на что похоже? Помнишь, ты такие палочки у метро покупала? Я подчеркиваю - У МЕТРО.
- Я тебя, между прочим, с собой взяла совсем не для того. А совсем даже для наоборот. Короче - брать, не брать?
- Не брать. Бери эту, ну которую ты вчера нюхала, Шинель, да, точно, Шинель. И не забудь, пожалуйста, что мне СОВЕРШЕННО НЕОБХОДИМ блеск для губ.

Это мы с ребенком отоварили подарочный сертификат в Рив Гоше. 





Ребенок после премьеры имел право на подарок. Блеск для губ был куплен накануне, земное и телесное уже оптичено, а душа взыскует.

Выбор пал на розовый дневник в коробочке. Коробочка запирается на висячий замочек, т.е. блог закрытый.

Ребенок, высунув язык, корпит над первым постом. Потом торжественно приносит его для ознакомления, т.е. я зафренжена, видимо.

Поверх страницы - гирлянда из малиновых сердец, смазанных чем-то сверкающим, на это, похоже, ушла большая часть времени. Сам пост таков:

"Я дружу с Дианой. Диана дура. Еще с Марком, с Робертом и с Костиком.
Мои мечты. Я мечтаю стать русалкой и принцессой."

Ну и чем, спрашивается, это отличается от того, чем занимаюсь я? 



Сидит ученица, мы даже что-то обсуждаем, я даже чего-то там фонтанирую, я даже забываю на минуту, что за стеной сидит мой ребенок, тупо смотрит мультики, сосет палец и ждет, когда мама отработает. Ровно минуту я могу об этом не думать, дольше никак, она ждет, она не зовет, не мешает, она дрессированная. Просто ждет. А я тут должна делать интересно, девочка сидит смирно, слова не скажет, она просто ждет. Ждет, что я сделаю ей интересно. Звонит телефон, кто-то от меня чего-то хочет, ненавижу вас, сволочи, а девочка смотрит и ждет и ни слова не говорит, а ребенок мой затаился за стеной и тоже ждет.

Девочка выкатывается, у меня 5 минут, я бегу поставить кофе, ребенок выглядывает из своей комнаты, мамочка, ты уже все? Какое все, сейчас опять припрутся, ненавижу вас, сволочи, ненавижу, звонит телефон и одновременно дверь.
Какой кофе, потом, все потом.

Еще два часа надо делать интересно, а ребенок стоит под дверью, у меня дверь стеклянная, мне видно. Невыносимо это видеть, выхожу, беру ее на колени, она спрашивает - мамочка, долго еще? Нет, детка, недолго, звонит телефон, сволочи, ненавижу, а девчонки сидят ждут и слова не скажут, всех вас ненавижу, провалитесь все, оставьте меня в покое.

Девчонки встают уходить, ребенок расцветает - все??? А давай мы нарисуем лес, у кого лучше получится, вот это бумага мне, а это тебе, ну что ты не рисуешь?

Сейчас, детка, говорю шепотом и ползу на кухню доварить тот кофе, зажигаю газ и стою жду, а ребенок в комнате сидит ждет, ждет тихо и кротко, и это невыносимо.
Господи, причитаю я над джезвой, ну когда ж ты, зараза, закипишь, ну когда это кончится, ну почему меня все время ждут, чтоб вы все провалились, сволочи, ненавижу, не могу больше.


Каково ж было тебе, бедному. 





Ребенок перед репетицией желает мороженого. Я, как крепостная нянька, везу куда велено. Пока барышня кушают, затравленно соображаю, как выезжать, время поджимает.

-Как-то скучно мы живем, - благодушествует моя дочь, ковыряя десерт ложечкой. - Познакомиться, что ли, с кем-нибудь? Как тебе, например, вот этот дядя?

Взглядываю на дядю. Дядины часы стОят, как моя машина.

-Сиди смирно, - говорю я.

-Ты на ноги, на ноги посмотри!!! - шепчет мой ребенок.

Уныло перевожу взгляд на обувь. Обувь надета на босу ногу.

- Годится, - говорю я. - Иди знакомься. 



Я просыпаюсь оттого, что меня гладят по щеке. На тумбочке стоит кофе.
- Котик мой, солнышко мое. Доброе утро. Давай я тебе еще подушечку подложу. Может, тебе сигаретку принести? Только ты сама прикуришь, я не умею.

Сижу в подушках и пью свой кофе. Потом мы валяемся и обнимаемся. Меня целуют в нос - "Носик...", потом в ухо - "Ушко..."
- Как нам хорошо вдвоем, правда? И идти никуда не надо. И уроды твои не придут. Носик... Ушко... Как я тебя люблю, я прямо сейчас заплачу.

Ужас в том, что очень многих из них рожают именно для этого.

Бедные детки.



Как мы теперь есть свободные эфиопы, т.е. остаемся на полдня в школе без маминого призору, то с ребенком был проведен семинар по основам личной безопасности.

Теоретическая часть включала в себя следующие разделы:
1. Если что-то предлагают купить, надо отбежать на безопасное расстояние и оттуда звонить маме. Если что-то предлагают бесплатно - сразу кричать "Полиция".
2. Кричать "полиция" вообще следует всегда, если тебе что-то не нравится.
3. На предложение куда-то пойти с целью уединиться следует кричать "полиция" особенно громко.

Надо бы как-нибудь самой попробовать жить по этим правилам...

Развлекательная часть:
1. Мучительная смерть от наркотиков.
2. Торговля органами.
3. Людоедство.
4. Кавказский плен.
Страшилки имели бешеный успех. "Мама, а ты мне перед сном еще расскажешь, что бандиты делают с маленькими девочками?"

Практическая часть - учились кричать. -Девочка, пойдем со мной, я тебе котеночка подарю. - Три-четыре - ААААААА!!!!!
В следующий раз потренируемся в полевых условиях, потому что вчера соседи вызвали наряд.

Вот видишь, сказала моя дочь, это работает! 





Ребенок исполнил для гостей три пьесы, все устало аплодируют, желая скорее вернуться к тарелкам и вообще.

Особо вежливый гость: - А что ты еще можешь сыграть?

Ребенок: - А Вы (таки) имеете интерес??? 




Вот если бы моя дочь, к примеру, выросла и принялась душить других баб чулком, вот прямо так одну за другой. Вот что бы я сделала, спрашивается в задаче?

Нет, я бы, конечно, расстроилась. От хорошей жизни баб не душат, бедное мое дитя. Чего-то я ей недодала, развлечений каких-то, что ли.

С другой стороны, я бы иной раз и сама придушила парочку, воспитание не позволяет - нам не пришлось, так пусть хоть дети...

Опять же, баб много, даже слишком, а дитя у меня одно, так о чем тут вообще говорить.



Ребенок закончил четверть в музыкалке. На отлично. Даже сольфеджио, хотя в сентябре мне намекали, что дети, мол, серьезные, подготовленные, не нам, гопникам, чета и не перейти ли нам в класс для альтернативно одаренных. А я, помню, все жевала жвачку и смотрела в упор, гопники так гопники, и глазами изображала стамеску в печень.

Выходим мы с этими результатами, ребенок весь воспаривший после теста, какие-то диктанты цитирует, си бемоль мажор какой-то, короче, бессвязно бредит. Садимся в машину, напевая из Моцарта.

Парковаться в этом месте - это отдельный эпос. Там есть стоянка, устроенная вроде тюремной камеры, т.е. по замыслу должно быть 15 человек, а живут 70, причем годами. Встать и никого не запереть - это блатные шконки, таких шесть. В остальном пространстве нормальная пищевая цепочка, ты встал, запер того, кто впереди, и сзади уже подъехали.

Когда мы подошли, сзади каким-то чудом рассосалось, а вот спереди сильно нервничало. Моя дочь с музыкальной папкой на заднем сиденьи напевает из Моцарта, девушка из впередистоящего мерсюка трясет меня за переднее стекло и вопит нечленораздельное, а я пытаюсь понять, что делается сзади и куда вертеть рулем.

Ребенок открывает тетрадь и объясняет мне сзади смысл своих достижений. Вот все здесь поставили диез, а одна я бемоль, потому что...Девушка вопит про без колес и про по лобовухе, ребенку это мешает излагать мысль.

"Отвали, прошмандовка," - спокойно говорит моя дочь, не поднимая взгляда от нот, и продолжает про бемоль. В наступившей тишине мы задом выбираемся на волю.

На светофоре переводим дух. "Детка, я тобой горжусь," - говорю я.

Мы же гопники.




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →